• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

2. Машиностроение

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 

В период первой пятилетки в СССР была создана собственная техническая база для социалистической реконструкции народного хозяйства. Страна получила возможность «решающую часть необходимого оборудования производить на своих собственных предприятиях»302.

В соответствии с главной задачей второй пятилетки намечалось дальнейшее развитие машиностроения, играющего ведущую роль в завершении технического перевооружения всего народного хозяйства. Предусматривалось «осуществить такую реконструкцию» его…, «которая обеспечила бы удовлетворение собственными силами всех потребностей народного хозяйства в современном технически передовом оборудовании при широком развитии новых видов производств»303.

В области машиностроения необходимо было:

повысить снабжение машинами всех отраслей народного хозяйства, особенно транспорта (подвижной состав, оборудование), сельского хозяйства, легкой и пищевой индустрии и ведущих отраслей тяжелой промышленности, в первую очередь станкостроения;

форсировать производство импортировавшихся в первой пятилетке машин, инструментов и т.д., а также важнейших элементов технического снабжения (детали, полуфабрикаты и т.п.);

обеспечить запасными частями и различными деталями быстро растущий парк оборудования (паровозы и вагоны, автомобили, тракторы и сельскохозяйственные машины, промышленное оборудование и т.д.);

укрепить обороноспособность Советского Союза, усилить механизацию и моторизацию армии, развивать авиацию и обеспечить вооруженные силы страны всеми современными средствами обороны.

Эти задачи были выполнены. Валовая продукция машиностроения и металлообрабатывающей промышленности в 1937 г. выросла по сравнению с 1932 г. в 2,8 раза, достигнув 27,5 млрд. руб.304

Машиностроение заняло ведущее место в тяжелой промышленности страны. Если в 1932 г. в валовой продукции промышленности удельный вес машиностроения составлял 19,6%, то в 1937 г. — 25,5%305. Это был самый высокий уровень в мире: в США доля машиностроения в промышленной продукции в 1935 г. равнялась 17,6%, в Англии — 16,2, в Германии — 14,6, в Японии — 10,2, во Франции — 7,4, в Италии — 7,1%306.

Такое положение было достигнуто в значительной мере благодаря громадным капитальным вложениям, общий объем которых в машиностроении за вторую пятилетку составил 1,9 млрд. руб., что равнялось 29,5% от всех капитальных затрат в промышленность.

Были введены в действие многие гиганты машиностроения, в том числе Уральский и самый мощный в мире Краматорский заводы тяжелого машиностроения, Новочеркасский (введен частично) паровозостроительный завод, Челябинский тракторный завод, Уральский вагоностроительный завод (введены мощности в 16 тыс. вагонов) и др. Расширились Горьковский и Московский автозаводы. Их мощности составили соответственно 300 и 80 (70 — грузовых и 10 — легковых) тыс. машин. Ярославский автозавод был переключен на производство троллейбусов с проектной мощностью 1000 шт. в год. К концу пятилетки он выпускал 2600 автомашин и 400 троллейбусов. Были реконструированы Крюковский, Калининский, Мытищинский вагоностроительные заводы. Закончилась реконструкция Луганского паровозостроительного завода (мощностью 1080 паровозов «ФД» в год), Горловского и Донецкого машиностроительных заводов307. Выстроены заводы шарикоподшипников мощностью 24 млн. шт., Куйбышевский карбюраторный завод мощностью 535 тыс. шт. (введены мощности на 300 тыс. шт.) и т.д.

Однако в капитальном строительстве машиностроительных предприятий не все обстояло благополучно. С сооружением большого числа новых заводов-гигантов больным местом стало удлинение периода строительства и весьма длительное отвлечение средств.

Мощности новых заводов осваивались медленно. Крупные размеры их, сложная техника создавали на первых порах много трудностей. Организационные неполадки, низкая производительность оборудования в начальный период приводили на новых предприятиях к завышенным трудовым затратам. Впоследствии с накоплением опыта работы, ростом квалификации рабочих эти затраты снижались в несколько раз. Так, трудоемкость (в человеко-часах) на тракторных заводах менялась следующим образом308:

 

1932 г.

1937 г.

Трактор СТЗ

329,0

105,5

» ЧТЗ

335,6

» ХТЗ

442. 0

105,2

1933 г. явился переломным годом в освоении новых предприятий. Были превзойдены проектные мощности на Сталинградском тракторном заводе, Шарикоподшипниковом и др. Освоение новых предприятий стало доминирующим явлением.

По мере ввода в эксплуатацию новых машиностроительных заводов и реконструкции старых росли основные фонды отрасли. В годы первой пятилетки они выросли в 2,7 раза, а в годы второй — в 2,9 раза.

Быстрый прирост основных фондов в машиностроении обусловил еще большее их обновление, чем в первой пятилетке: на 1 января 1937 г. — 88,8%309,т. е. была создана почти полностью новая машиностроительная база. К началу 1937 г. удельное значение старых заводов, не подвергшихся коренной реконструкции, было сведено на нет. С ростом основных фондов менялся и характер машиностроения, масштабы и технический уровень производства, увеличивался размер предприятий.

Характерно, что техническая реконструкция охватывала все звенья производственного процесса — от заготовительных до механических и механосборочных цехов. И хотя еще сохранялись отстающие участки в заготовительных цехах, особенно на заводах малого и среднего размера, тенденция развития была направлена на ликвидацию имевшейся диспропорции в техническом уровне отдельных участков.

Территориальное размещение рассматриваемой отрасли к концу второй пятилетки не претерпело коренных изменений: они пока только намечались как тенденция развития. По-прежнему центральные районы, Северо-Запад и Украина сосредоточивали основное машиностроительное производство СССР (70%). Однако Северо-Запад резко снизил свой удельный вес с 36% до революции до 20% в 1937 г.; по ряду отраслей машиностроения заметно понизился удельный вес Украины и Северного Кавказа.

Повысилось значение Урала: с 4,5% в 1932 г. до 8,5% в 1937 г.310 Здесь завершилось строительство многих заводов и началось их освоение. Район обогатился несколькими заводами, составляющими базу самого машиностроения — станкостроительными и инструментальными, в Свердловске был построен завод агрегатных станков, в Челябинске — завод специальных станков. Число машиностроительных заводов на Урале в конце второй пятилетки доходило до 70—80311.

Выросли мощность и технический уровень ряда центров, имевших машиностроительное производство, но не игравших серьезной роли в общей системе машиностроения: г. Горький, Ивановский район, Западный край, Сибирь, Кавказ.

В восточных районах страны машиностроение было развито еще довольно слабо, но здесь возникли новые машиностроительные центры — в Сибири, особенно в Западной, в Средней Азии.

Менялась специализация отрасли по районам. Центральные районы, особенно Северо-Запад, получившие возможность значительно сократить металлоемкие производства (паровозо- и вагоностроение, котлостроение), специализировались преимущественно на сложных, квалифицированных, трудоемких производствах, например на энергетическом и химическом машиностроении. Об этом свидетельствует то, что центральные и западные районы, выпуская 38% валовой продукции машиностроения, потребляли 26% металла страны, а Северо-Западный район, на долю которого приходилось 20% продукции машиностроения, использовал лишь 8% металла312, в то же время Урал и Сибирь, дававшие менее 11% валовой продукции машиностроения, потребляли 21% металла СССР.

Стремление приблизить металлоемкие отрасли машиностроения к металлопроизводящим центрам особенно проявилось в размещении паровозо- и вагоностроения. Возросла роль Украины в паровозостроении за счет сооружения Луганского завода313. Вагоностроение на Сормовском заводе постепенно свертывалось, снижалась доля в нем Ленинградской и Калининской областей. Сильно возрастало значение Урала, где наряду со старым Усть-Катавским вагоностроительным заводом частично вступил в эксплуатацию крупнейший завод четырехосных вагонов в Нижнем Тагиле.

Таким образом, транспортное машиностроение перемещалось в металлургические районы. При этом Урал имел особые преимущества для вагоностроения, так как был богат сырьем — металлом и деревом — и находился на ведущих железнодорожных магистралях. Однако роль Западного района (Брянский машиностроительный завод в Бежице) и Московского (Коломенский, Мытищинский и Тормозной заводы) в производстве подвижного состава оставалась еще очень значительной.

К концу второй пятилетки Московский район давал продукции энергетического и химического машиностроения на 33% больше, чем Ленинград, в начале первой пятилетки производивший 50% данной продукции. Крупным центром турбостроения наряду с Ленинградом стал Харьков, в котором был построен турбогенераторный завод. Электросиловое машиностроение развивалось в Свердловске (завод электроаппаратуры). Котлостроение переместилось в основном в Таганрог, где завод «Красный котельщик» постепенно стал основной базой котлостроения СССР. Моторостроение приобрело новую базу в Уфе — здесь был создан большой моторостроительный завод.

Сильно рассредоточилось станкостроение, являющееся одним из наиболее сложных производств, предъявляющих высокие требования к квалификации рабочих. Правда, и в конце второй пятилетки 60% его было сосредоточено в Москве и Ленинграде. Москва выпускала почти половину продукции станкостроения. Но новые заводы размещались в ряде пунктов — в Горьком, Харькове, Киеве, Саратове, Челябинске, Свердловске, Одессе, Куйбышеве и др. Станки производились и на некоторых неспециализированных заводах в Минске, Казани, Ижевске, Ростове-на-Дону, Златоусте и т.д.

К концу второго пятилетия снизилась роль Ленинграда в металлургическом машиностроении. Ведущее место перешло к Свердловску (Уралмашзавод) и Краматорску (Старый и Новый Краммашзаводы); по горному машиностроению — к угольным районам: Донбассу (Горловский завод), Кузбассу, Новосибирску и другим районам Сибири; по нефтяному машиностроению — к центрам нефтедобывающей промышленности: Баку, Грозному. Выпуск сложного трудоемкого нефтеоборудования сосредоточился в Подольске.

Производство автоматов и полуавтоматов для легкой промышленности — текстильной, кожевенно-обувной, являясь высококвалифицированным, в конце второй пятилетки еще на ¾ сосредоточивалось в Ленинграде и Москве. Оборудование для текстильной промышленности частично выпускалось и в текстильных районах — Иванове, Шуе, а также в Орле.

Таким образом, были достигнуты определенные успехи в более равномерном и рациональном размещении машиностроения. Особенно значительными они были в транспортном, энергетическом, тяжелом машиностроении и станкостроении. И все же, как отмечалось выше, размещение машиностроения еще не соответствовало требованиям рационального размещения производительных сил страны, особенно в ее восточных районах.

Существенно изменилась отраслевая структура машиностроения, отразив важнейшую особенность периода технической реконструкции: преимущественный рост выпуска средств производства, необходимых для производства средств производства.

В соответствии с потребностью народного хозяйства в машинах и оборудовании для отраслей, имеющих решающее значение для индустриализации страны, развивалось производство оборудования для угольной, нефтяной, энергетической, металлургической промышленности, налаживался массовый выпуск автомобилей, главным образом грузовых, тракторов, комбайнов и прочих сельскохозяйственных машин, увеличился выпуск и улучшилась конструкция паровозов и вагонов, создавались машины для легкой и пищевой промышленности. При этом автостроение и тракторостроение по масштабам производства догнали наиболее развитые страны Европы и технический уровень производства в США.

Большие успехи были достигнуты одной из самых молодых отраслей машиностроения, созданной в годы первой пятилетки, — производством металлургического оборудования. К концу пятилетки советскими заводами могли производиться все виды металлургического оборудования, в том числе сложнейшие агрегаты: блюминги, слябинги, тонколистовые станы, непрерывно-заготовочные 450, 600 и 720 мм, рельсобалочные станы и т.д.

Таким же примерно было положение и с выпуском горнорудного оборудования, тоже начатым в первой пятилетке. К концу второй пятилетки эта отрасль почти полностью обеспечивала техническое оснащение и механизацию весьма тяжелых и трудоемких работ в угольной и горнорудной промышленности.

Советское машиностроение все больше снабжало промышленность отечественными машинами и оборудованием. В 1937 г. удельный вес импорта машин составил лишь 0,9% от потребления их в СССР по сравнению с 12,7% в 1932 г.314 Прекратился импорт сельскохозяйственных машин и тракторов; в 1933 г. — котлов. В 1934 г. были полностью удовлетворены нужды страны в магнето, что позволило ликвидировать их импорт. Почти полностью прекратился импорт химической аппаратуры.

Успешно преодолевалось отставание в развитии энергомашиностроения. За годы второй пятилетки в СССР было налажено производство новых быстроходных турбин, имевших относительно меньший вес и размеры поковок валов, дисков и т.п., что давало экономию металла, стоимости обработки, занимаемой турбинами площади и т.д., выпуск паровых и газовых турбин увеличился в 4,5 раза, гидравлических — в 1,5 раза, и все-таки турбостроение не удовлетворяло потребности народного хозяйства. Отставание его от требований энергостроительства объяснялось исключительно бурными масштабами электрификации. Советский Союз не мог еще обойтись без импорта энергетического оборудования. Но уже на третьем году второй пятилетки импорт был сведен к ввозу отдельных агрегатов. Если в 1933 г. 60% введенных мощностей турбин имели импортное происхождение, то в 1936 г. при широком развертывании электрификации, строительство электростанций уже полностью базировалось на внутреннем производстве турбин. По другим видам энергетического оборудования (мощные генераторы, котлы) освобождение от импортной зависимости произошло еще раньше. Сильноточная промышленность за пятилетие выросла почти в 2,5 раза. Были освоены важнейшие современные виды электромашин, первоклассное тяговое оборудование для электрических железных дорог, крупнейшие генераторы для паровых и гидравлических турбин, в частности гидрогенераторы для Днепрогэса и генераторы для турбин в 100 тыс. квт. В 1932 г. ввоз электрооборудования оценивался примерно в 300 млн. руб., в последние же годы второй пятилетки он играл лишь вспомогательную роль.

Таким образом, импорт машин еще существовал, но характер его уже не имел ничего общего с технико-экономической зависимостью нашей страны от капиталистического мира. Он только дополнял внутреннее производство. Ввоз же отдельных машин, особенно единичных образцов нового оборудования, закономерен для всех крупных машинопроизводящих стран мира.

Более того, многие машины, ранее импортировавшиеся, превратились в продукты экспорта: сельскохозяйственные машины, тракторы стали поставляться в Голландию, Данию, Египет, Болгарию и другие страны.

Зависимость Советского Союза от импорта машин была ликвидирована, что являлось крупнейшей победой.

Во второй пятилетке машиностроение впервые получило прочную материально-техническую базу для своего развития. Станкостроение, сложившееся как самостоятельная отрасль еще в годы первой пятилетки, быстро развивало производство, структура выпуска станков менялась (в %)315.

Станки

1932 г.

1937 г.

Металлорежущие, всего

100,0

100,0

Токарные

36,2

31,4

Револьверные

2,6

3,7

Автоматы и полуавтоматы токарные

1,8

Фрезерные

5,4

6,7

Строгальные

5,4

7,2

Шлифовальные

1,3

3,8

Вертикально-сверлильные

34,7

25,2

Специальные, специализированные и агрегатные

2,0

Увеличение производства револьверных, шлифовальных, фрезерных станков, освоение изготовления станков-автоматов и полуавтоматов для обработки поршней, патронных и центровых работ и т.п., а также специализированных и агрегатных станков и быстрый рост их выпуска привели к уменьшению доли простых токарных и вертикально-сверлильных станков.

Было преодолено многолетнее отставание по выпуску различных видов расточных станков: налажен выпуск вертикальных и быстроходных станков для расточки цилиндров, для алмазной расточки, универсально-расточных станков большой мощности с размерами шпинделя до 150 мм и др.

Большие сдвиги произошли в производстве шлифовальных станков, требовавшихся для автотракторной, шарикоподшипниковой и инструментальной промышленности. Были освоены высокопроизводительные плоско- и круглошлифовальные бесцентровые станки, специальные полировочные и заточные станки для резцов, фрез и т.д.

Появилось производство радиально-сверлильных станков, быстроходных токарно-винторезных до 2000—4000 об/мин, многорезцовых токарных быстроходных с автоматическим переключением скоростей на ходу с 3600 об/мин, прецизионных токарных винторезных для точной индустрии, быстроходных револьверных (3600 об/мин), продольно-строгальных станков шириной 5 м и длиной 12 м, зуборезных для нарезки шестерен — 4,8—5 м мощностью до 300 л. с. и других станков, а также крупных, тяжелых и уникальных станков, но удельный вес их в общем выпуске был еще очень мал.

С внедрением быстроходных резцов из сверхтвердых сплавов советского производства («победит»), увеличением мощности станков и числа их оборотов сильно повысились скорости резания. Получило применение комбинированное резание одновременно несколькими инструментами.

По числу выпускаемых станков Советский Союз еще в 1936 г. перегнал США, произведя 44,4 тыс. станков против 40,2 тыс. в США (1935 г.)316. Многие советские станки являлись уникальными в мировом машиностроении: токарно-центровой станок с мотором в 175 л. с., строгальные станки с длиной строгания до 15 м и др., но в целом наши станки имели, как правило, меньшую мощность и производительность по сравнению с американскими и английскими, а по производству некоторых видов станков — карусельных и строгальных — наблюдалось еще отставание от уровня мировой техники.

Станочный парк к концу второй пятилетки состоял почти на 75% из станков, установленных менее чем за 10 последних лет. В США, Германии и Англии парк станков на 2/3 был из станков, имевших возраст свыше 10 лет317.

Таким образом, в деле оснащения предприятий, в первую очередь самих машиностроительных заводов, передовой техникой были достигнуты большие успехи. Но имелись и недостатки, выразившиеся прежде всего в ограниченном числе производимых типоразмеров станков. Так, требовалось примерно 800 типоразмеров станков, а производилось их не более 500. Далеко не полностью обеспечивались потребности народного хозяйства в крупных станках для транспортного машиностроения и предприятий НКПС, в станках-автоматах, в шлифовальных станках, обеспечивающих современную технологию производства, прецизионных станках для точных производств и т.д.

В связи с этим, несмотря на увеличение выпуска металлорежущих станков, огромный рост машиностроения СССР в годы второго пятилетия потребовал значительного ввоза их из-за границы.

Не была разрешена и проблема обеспечения народного хозяйства кузнечно-прессовым оборудованием. Передовая технология требовала перехода от литья к горячей и холодной штамповке большого количества деталей и обработке металла давлением. И хотя началось производство необходимого оборудования, потребность в кузнечно-прессовом оборудовании удовлетворялась за счет внутреннего производства всего на 20—25%318.

Отставало производство литейных машин и оборудования, хотя в балансе продукции машиностроения продукты литейного производства (отливки) составляли до 40—45%, а в составе себестоимости — 25—30%319. Эта важная роль литейного производства и определила в годы второй пятилетки революционные преобразования в нем. Начался переход от кустарных мастерских, какими были старые литейные, к механизированной литейной фабрике, оснащенной многообразной системой конвейеров и рольгангов, большим парком формовочных машин, землеприготовительных устройств, сложным электросиловым компрессорным и ремонтным хозяйством и т.д. Развитие новых методов производства в литейном деле стало возможным благодаря освоению (заводом «Красная Пресня») выпуска формовочных машин, обрубных молотов и зубил, пескоструйных аппаратов и прочих видов литейного оборудования. Однако производственная база завода была еще недостаточной.

Не удовлетворялись полностью потребности народного хозяйства в насосах и компрессорах. Отставало вагоностроение в выпуске пассажирских и специализированных типов вагонов.

Недостаточно удовлетворялись требования машиностроения металлургией качественных сталей. Не отвечали требованиям народного хозяйства экспериментальная база машиностроения, производство инструмента, приборов, аппаратов, вспомогательные производства. Задача подтягивания тыла машиностроения, межотраслевой и внутриотраслевой организации его становилась все более острой.

В связи с ростом материально-технической базы машиностроения, развертыванием ряда новых производств по-новому встал вопрос об обеспечении более четкой специализации и налаживании непосредственно связанного с ней кооперирования. Новые отрасли с самого начала создавались на основе более или менее отчетливо выраженной специализации каждого завода на изготовлении не только определенного вида машин, но и ограниченного количества марок и типов их, с ранее предусмотренными связями с другими машиностроительными заводами и смежными производствами. Не говоря уже об автотракторной промышленности, специализированные заводы строились в станкостроительной, паровозовагоностроительной, электротехнической и других отраслях промышленности.

Так, вновь построенные автомобильные заводы были специализированы на производстве легковых и грузовых машин, каждый завод при этом выпускал ограниченное число типов автомобилей. Заводы получали со стороны электрооборудование, арматуру, стекло, шины, шарикоподшипники, вспомогательные части и принадлежности к машинам. Горьковский автомобильный завод уже тогда был связан с 30—35 другими заводами, поставлявшими ему свыше 1000 типоразмеров деталей и принадлежностей.

Сталинградский тракторный завод — первый завод данной отрасли не мог еще опираться на систему кооперирования с другими заводами, поскольку они не были к этому подготовлены. Поэтому он не был построен по принципу кооперирования. Но уже Харьковский тракторный завод строился с учетом постоянных связей примерно с 20 другими предприятиями, которые поставляли ему карбюраторы, магнето, арматуру, радиаторы, подшипники, нормали, масленки, войлок, резину, парафиновые прокладки и т.д.

Старые заводы при реконструкции приспосабливались к выпуску ограниченного числа видов продукции.

Особенностью последних лет второй пятилетки явилась специализация на изготовлении качественно-однородной номенклатуры продукции. Например, обувное машиностроение было разделено между заводами таким образом, что крупные сложные машины должны были производиться на одном из ленинградских заводов, а машины более простых типов и меньших размеров — на другом заводе Ленинграда. Такой же процесс происходил и в производстве электросилового оборудования и в других подразделениях машиностроения.

Производство на специализированных предприятиях с массовой или крупносерийной продукцией (а уже к середине второй пятилетки свыше ¾ продукции машиностроения приходилось на долю массового и крупносерийного производства) делало возможным организацию работы по принципу поточности производства.

Советское машиностроение стало высококонцентрированным. Здесь проявилась свойственная ему специфическая закономерность. Отпали границы укрупнения заводов, связанные с частнохозяйственными соображениями. Руководящим принципом в выборе размера предприятия стала техническая и экономическая целесообразность крупного производства. Происходил процесс рационального сочетания крупных и средних заводов. Увеличилось число заводов-дублеров в разных районах.

На основе развития и освоения материально-технической базы машиностроения возрастал выпуск машин, станков, оборудования. Среднегодовой темп прироста валовой продукции машиностроения и металлообработки во второй пятилетке составил 23,1% при 17,1% по промышленности в целом320. Темпы развития советского машиностроения были выше, чем в наиболее развитых капиталистических странах. При непрерывном росте оно увеличило объем своего производства в 1937 г. по сравнению с 1928 г. в 11 раз. Машиностроение таких развитых капиталистических стран, как США и Германия, после резкого падения выпуска продукции в период кризиса конца 20-х — начала 30-х годов вплоть до 1937 г. производило меньше, чем в 1929 г., и только в 1937 г. оно впервые перешагнуло этот рубеж, достигнув в США 120% к 1929 г., в Германии — 118,3%. Даже в Англии, где машиностроение раньше вышло из кризиса, оно в 1937 г. по отношению к 1929 г. повысило производство всего на 34,2%.

В годы второй пятилетки расширился ассортимент продукции, выпускаемой отраслями машиностроения. В 1934 г. на Невском заводе был изготовлен первый советский прямоточный котел системы Л. К. Рамзина, начался выпуск теплофикационных турбин. Было освоено строительство электровозов различных типов. В 1935 г. спроектирована первая автоматическая линия для обработки блока мотора автомобиля. В 1937 г. было освоено производство первого гусеничного трактора отечественной конструкции321.

В некоторых отраслях происходил переход на выпуск технически более совершенных видов продукции, особенно это относится к 1936—1937 гг. Так, например, в производстве кузнечно-прессового оборудования поднялся до 71% удельный вес выпуска прессов322.

В конце второй пятилетки начался переход к новым методам механической обработки. Фрезеровка плоских и фасонных элементов наружной поверхности изделий в ряде случаев заменялась протяжкой. Начала применяться бесцентровая шлифовка, обеспечивающая точность обработки до 5 микрон. При этом получалась зеркальная поверхность деталей, что обеспечивало высокое их качество и снижало стоимость обработки в 3—5 раз. Металлические детали заменялись пластмассовыми. Широко внедрялась сварка, что обеспечивало снижение веса изделий, сокращение расхода металла на 15—20% и более, повышение производительности труда. Сварка стала основным технологическим методом, вытеснявшим клепку.

Одним из показателей повышения технического уровня машин служит усиление мощности единичного агрегата. За годы второй пятилетки средняя мощность выпускаемых паровозов возросла более чем в 1,5 раза, грузоподъемность товарных вагонов — на 81% (с 28,8 до 53,2 т), мощность мотора легковых машин — на 63% (с 39 до 63,5 л. с.), тяговая мощность трактора — в 2,1 раза (с 15,3 до 32,8 л. с.), паровых турбин — на 55% (с 25,7 до 40 тыс. квт), турбогенераторов — на 75% (с 8,8323 до 15 тыс. квт), мощность мотора металлорежущих станков — на 107% (с 5,3 до примерно 11 л. с.)324, увеличилась грузоподъемность грузовых автомашин. О росте мощности тракторов свидетельствовало и то, что производство тракторов в физических единицах в 1937 г. составляло 51 тыс. шт., а в пересчете на 15-сильные — 66,5 тыс. штук325.

Увеличение общего объема производства отдельных видов машин и оборудования за исследуемый период показывают следующие данные326:

 

1932 г.

1937 г.

1937 г., % к 1932 г.

Металлорежущие станки, тыс. шт.

19,7

48,5

246,2

Кузнечно-прессовые машины, шт.

1125

3125

277,8

Металлургическое оборудование, тыс. т

6,9

18,4

266,7

Врубовые машины, шт.

298

572

191,9

Нефтеаппаратура, тыс. т

1,9

5,3

278,9

Турбины паровые и газовые, тыс. квт

239,0

1068,0

446,9

Турбины гидравлические, тыс. квт

59,5

88,3

148,4

Котлы паровые, тыс. м²

163,3

268,2

164,2

Дизели, тыс. л. с.

95,8

259,7

271,1

Электродвигатели свыше 100 квт, тыс. квт

300,0

612,0

204,0

Электродвигатели до 100 квт, тыс. квт

1358,0

1221,0

89,9

Паровозы магистральные, усл. ед.

828

1582

191,1

Автомобили, тыс. шт.

23,9

199,9

836,4

Тракторы в переводе на 15-сильные, тыс. шт.

50,8

66,5

130,9

Комбайны зерновые, тыс. шт.

10,0

43,9

439,0

Экскаваторы, шт.

85

522

614,1

Пищевое машиностроение, млн. руб.

26,6

85,0

319,5

При этом следует иметь в виду, что изменилась качественная характеристика выпускаемого оборудования: стали производиться четырехосные, большегрузные вагоны; тракторостроение почти полностью перешло на выпуск гусеничных тракторов, выпуск специальных тракторов для пропашных культур в 1936—1937 гг. составил 18—18,5 тыс. шт. и т.д.

В конце второй пятилетки технический уровень выпускаемых машин намного превосходил уровень машин, производившихся в годы первой пятилетки. Однако следует отметить, что уровень многих видов оборудования по конструкции и качеству еще отставал от лучших заграничных образцов. Так, вес товарного вагона на 20—30% был выше веса вагонов последних конструкций американских заводов; паровой экскаватор емкостью ковша 0,75 м³ весил 42 т, в США и Германии — 32 т.

КПД наших насосов последних выпусков достигал 50—60%, а американских — 75—80%. Выпускаемые компрессоры были рассчитаны на максимальное давление в 300 атм, а компрессоры, созданные на заводах Италии, Германии и США, — на давление свыше 1000 атм. КПД советских паровозов составлял 5—6% при давлении пара в 15 атм, а в США имелись паровозы с КПД 12—15% при давлении пара в 24 атм.

Необходимо также отметить, что производственная программа, намеченная вторым пятилетним планом, выполнялась неодинаково по всем видам продукции. Если производство комбайнов превышало план 1937 г. более чем в 2 раза (43,9 тыс. шт. при плане 20 тыс; шт.)327, то выпуск котлов и дизелей отставал от плана. Недовыполнялась программа локомотивостроения, пассажирского вагоностроения, речного судостроения и производства ряда других машин и оборудования. Существенные недостатки имелись в развитии химического машиностроения. Особенно сильно отставало производство оборудования для текстильной промышленности, в частности прядильных и приготовительных цехов, мощность которых не соответствовала мощности ткацких отделений.

Валовая продукция машиностроения, как уже отмечалось, возросла за вторую пятилетку в 2,8 раза. Численность же рабочих, занятых в машиностроении и металлообработке, увеличилась в годы второй пятилетки примерно на 65%. Таким образом, рост производства машиностроения в рассматриваемый период в значительной мере был обеспечен ростом производительности труда.

Это достигалось, во-первых, ростом вооруженности рабочих основными средствами производства, во-вторых, изменением характера основных фондов, т.е. повышением в их структуре наиболее активной части — доли оборудования, в-третьих, ростом квалификации рабочих, подъемом социалистического соревнования в борьбе за освоение новой техники.

Вооруженность одного рабочего металлообрабатывающей промышленности основными средствами, остававшаяся в 1932 г. на уровне 1929 г. (2,9 тыс. руб.), в 1937 г. повысилась почти вдвое — до 5,7 тыс. руб.328

Повышение квалификации рабочих достигалось их предварительной подготовкой в школах ФЗУ, индивидуальным и бригадным ученичеством, а работающих — на курсах техминимума, курсах техминимума повышенного типа, курсах мастеров.

Увеличилось число инженерно-технических работников. В 1937 г. насчитывалось 253 тыс. человек инженеров, техников и мастеров вместо 28 тыс. человек в 1928 г.329 Число инженерно-технических работников в расчете на 1000 рабочих возросло с 52 в 1932 г. до 78 в 1936 г.

Немалую роль сыграло повышение личной материальной заинтересованности рабочих, ИТР и служащих в повышении производительности труда. В 1935 г. широкое применение получила прогрессивная сдельщина. Большая часть квалифицированных рабочих стала оплачиваться по этой системе. Уже на 1 октября 1935 г. этой системой оплаты было охвачено в вагоностроении 23% от общего числа рабочих, в речном судостроении — 20%, в горном машиностроении — 15%.

С введением прогрессивной системы оплаты труда был связан пересмотр действовавших норм. В 1936 г. во всем машиностроении Наркомтяжпромом были установлены новые нормы выработки, повышенные по сравнению с ранее действовавшими на 35—40%, а на отдельных заводах — на 37—60%.

Введение прогрессивной сдельщины дало громадный хозяйственный эффект, выразившийся в росте производительности труда, перестройке системы организации работ, выявлении резервов. Например, на заводе «Красный Профинтерн» Главвагонпрома в вагоноколесном цехе с введением прогрессивной сдельщины нормы на обточку колес стали перевыполняться на 40—50% при увеличении производительности станка на 40% и более.

Свидетельством высокого уровня освоения техники рабочими стала новая форма социалистического соревнования, стахановское движение, начало которому в машиностроении было положено кузнецом Горьковского автозавода А. X. Бусыгиным.

Необходимо отметить, что наряду с колоссальным перевыполнением норм стахановцами (в 2—3 раза и более) значительное число рабочих еще не выполняло норм выработки. Причина крылась во внутризаводских неполадках, замедленной реализации организационно-технических мероприятий, намеченных при пересмотре норм, недостаточной квалификации новых рабочих.

Кроме того, при огромном росте механизации труда на ряде участков отсутствовала иногда механизация тяжелых и трудоемких процессов работы. Так, на многих верфях речного судостроения переноска тяжелых листов обшивки производилась вручную, хотя наличие 2—3-тонного крана решило бы проблему механизации этого труда.

Механизация отстающих участков и завершение комплексной механизации оставались крупным резервом повышения производительности труда. Резервом являлось и то, что большое число предприятий сами производили для собственных нужд, нередко кустарным способом, необходимый инструмент, детали, тару и т.д. Это вело к тому, что в ряде отраслей на одного рабочего, непосредственно производящего продукцию, приходилось по одному обслуживающему его рабочему (ремонтом, производством инструмента, запасных частей и т.п.).

Многие неполадки к концу пятилетки были устранены, и резкий скачок в росте производительности труда приходится в машиностроении на 1936 г. — год начала массового стахановского движения. Производительность труда рабочих повысилась в этом году на 24% против 1935 г., при росте в предыдущие годы на 14—18%. В целом за вторую пятилетку производительность труда в отрасли выросла на 111,2% (во всей промышленности на 82%) против 64% в первой пятилетке.

Новые отрасли машиностроения — тракторостроение, автостроение и комбайностроение, осваивая передовую технику, дали наибольший темп роста производительности труда (в 2,5—4 раза).

Внедрение и освоение новой техники, улучшение организации производства и труда, введение прогрессивной системы оплаты труда положительно сказались на динамике себестоимости. Хотя темпы повышения заработной платы самих прогрессивщиков (большей частью ведущих категорий рабочих) обгоняли темпы роста их выработки, зато получалась большая экономия на накладных расходах, приходящихся на единицу продукции. Эта экономия большей частью перекрывала дополнительные расходы по заработной плате этих рабочих.

Снижение себестоимости продукции в машиностроении иллюстрируют приводимые данные (в % к предыдущему году)330:

 

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

Все машиностроение

—12,3

—12,2

—7,2

—1,2

Энергетическое

—10,8

—11,1

—4,7

—1,5

Автотракторное

—26,8

—23,2

—14,3

+7,1

Сельскохозяйственное

—10,3

+1,7

—7,0

+8,0

Транспортное

+0,6

—11,4

—4,0

+7,1

Станкостроение

—15,0

—10,2

—3,0

—13,1

Сокращение темпов снижения себестоимости по отраслям машиностроения в 1935—1936 гг. явилось следствием роста цен и транспортных тарифов, не предусмотренного пятилетним планом, введения двухкратной хлебной надбавки к заработной плате. По ориентировочным расчетам, индекс цен на сырье, топливо, материалы, электроэнергию, транспортные тарифы (1937 г. к 1932 г.) возрос в среднем в 2,2 раза. В целом же в машиностроении, по сравнению со всей промышленностью, были наилучшие показатели снижения себестоимости. Более высокий технический уровень автотракторостроения и станкостроения и более высокая производительность труда в них обусловили значительное снижение себестоимости в этих отраслях.

Характерно, что наибольшее снижение себестоимости было достигнуто по новым видам продукции, производство которых было освоено за годы второй пятилетки. В машиностроении и металлообработке при среднем снижении себестоимости на 7% по вновь освоенной продукции она снизилась на 11—16% (за 4 года).

Итак, задачи, поставленные перед машиностроением вторым пятилетним планом развития народного хозяйства СССР, были выполнены. В течение второй пятилетки, как отмечалось, было установлено 50—60% оборудования, имевшегося в стране к концу 1937 г., в частности свыше половины парка станков, свыше 60% врубовых машин, около 90% тракторов и комбайнов и т.д. Таким образом, в соответствии с общим ростом основных фондов оборудование ведущих отраслей народного хозяйства было за пятилетку также более чем удвоено. При этом устанавливалось наиболее совершенное и передовое оборудование, освоенное в последние годы, внедрялась самая прогрессивная для того времени техника.

Советский Союз сохранил во второй пятилетке первое место в мире по развитию сельскохозяйственного машиностроения, тракторо- и комбайностроения, занял первое место по выпуску паровозов и вагонов, второе место — по выпуску грузовых автомашин и четвертое — по выпуску всех автомашин.

В период первой пятилетки в СССР была создана собственная техническая база для социалистической реконструкции народного хозяйства. Страна получила возможность «решающую часть необходимого оборудования производить на своих собственных предприятиях»302.

В соответствии с главной задачей второй пятилетки намечалось дальнейшее развитие машиностроения, играющего ведущую роль в завершении технического перевооружения всего народного хозяйства. Предусматривалось «осуществить такую реконструкцию» его…, «которая обеспечила бы удовлетворение собственными силами всех потребностей народного хозяйства в современном технически передовом оборудовании при широком развитии новых видов производств»303.

В области машиностроения необходимо было:

повысить снабжение машинами всех отраслей народного хозяйства, особенно транспорта (подвижной состав, оборудование), сельского хозяйства, легкой и пищевой индустрии и ведущих отраслей тяжелой промышленности, в первую очередь станкостроения;

форсировать производство импортировавшихся в первой пятилетке машин, инструментов и т.д., а также важнейших элементов технического снабжения (детали, полуфабрикаты и т.п.);

обеспечить запасными частями и различными деталями быстро растущий парк оборудования (паровозы и вагоны, автомобили, тракторы и сельскохозяйственные машины, промышленное оборудование и т.д.);

укрепить обороноспособность Советского Союза, усилить механизацию и моторизацию армии, развивать авиацию и обеспечить вооруженные силы страны всеми современными средствами обороны.

Эти задачи были выполнены. Валовая продукция машиностроения и металлообрабатывающей промышленности в 1937 г. выросла по сравнению с 1932 г. в 2,8 раза, достигнув 27,5 млрд. руб.304

Машиностроение заняло ведущее место в тяжелой промышленности страны. Если в 1932 г. в валовой продукции промышленности удельный вес машиностроения составлял 19,6%, то в 1937 г. — 25,5%305. Это был самый высокий уровень в мире: в США доля машиностроения в промышленной продукции в 1935 г. равнялась 17,6%, в Англии — 16,2, в Германии — 14,6, в Японии — 10,2, во Франции — 7,4, в Италии — 7,1%306.

Такое положение было достигнуто в значительной мере благодаря громадным капитальным вложениям, общий объем которых в машиностроении за вторую пятилетку составил 1,9 млрд. руб., что равнялось 29,5% от всех капитальных затрат в промышленность.

Были введены в действие многие гиганты машиностроения, в том числе Уральский и самый мощный в мире Краматорский заводы тяжелого машиностроения, Новочеркасский (введен частично) паровозостроительный завод, Челябинский тракторный завод, Уральский вагоностроительный завод (введены мощности в 16 тыс. вагонов) и др. Расширились Горьковский и Московский автозаводы. Их мощности составили соответственно 300 и 80 (70 — грузовых и 10 — легковых) тыс. машин. Ярославский автозавод был переключен на производство троллейбусов с проектной мощностью 1000 шт. в год. К концу пятилетки он выпускал 2600 автомашин и 400 троллейбусов. Были реконструированы Крюковский, Калининский, Мытищинский вагоностроительные заводы. Закончилась реконструкция Луганского паровозостроительного завода (мощностью 1080 паровозов «ФД» в год), Горловского и Донецкого машиностроительных заводов307. Выстроены заводы шарикоподшипников мощностью 24 млн. шт., Куйбышевский карбюраторный завод мощностью 535 тыс. шт. (введены мощности на 300 тыс. шт.) и т.д.

Однако в капитальном строительстве машиностроительных предприятий не все обстояло благополучно. С сооружением большого числа новых заводов-гигантов больным местом стало удлинение периода строительства и весьма длительное отвлечение средств.

Мощности новых заводов осваивались медленно. Крупные размеры их, сложная техника создавали на первых порах много трудностей. Организационные неполадки, низкая производительность оборудования в начальный период приводили на новых предприятиях к завышенным трудовым затратам. Впоследствии с накоплением опыта работы, ростом квалификации рабочих эти затраты снижались в несколько раз. Так, трудоемкость (в человеко-часах) на тракторных заводах менялась следующим образом308:

 

1932 г.

1937 г.

Трактор СТЗ

329,0

105,5

» ЧТЗ

335,6

» ХТЗ

442. 0

105,2

1933 г. явился переломным годом в освоении новых предприятий. Были превзойдены проектные мощности на Сталинградском тракторном заводе, Шарикоподшипниковом и др. Освоение новых предприятий стало доминирующим явлением.

По мере ввода в эксплуатацию новых машиностроительных заводов и реконструкции старых росли основные фонды отрасли. В годы первой пятилетки они выросли в 2,7 раза, а в годы второй — в 2,9 раза.

Быстрый прирост основных фондов в машиностроении обусловил еще большее их обновление, чем в первой пятилетке: на 1 января 1937 г. — 88,8%309,т. е. была создана почти полностью новая машиностроительная база. К началу 1937 г. удельное значение старых заводов, не подвергшихся коренной реконструкции, было сведено на нет. С ростом основных фондов менялся и характер машиностроения, масштабы и технический уровень производства, увеличивался размер предприятий.

Характерно, что техническая реконструкция охватывала все звенья производственного процесса — от заготовительных до механических и механосборочных цехов. И хотя еще сохранялись отстающие участки в заготовительных цехах, особенно на заводах малого и среднего размера, тенденция развития была направлена на ликвидацию имевшейся диспропорции в техническом уровне отдельных участков.

Территориальное размещение рассматриваемой отрасли к концу второй пятилетки не претерпело коренных изменений: они пока только намечались как тенденция развития. По-прежнему центральные районы, Северо-Запад и Украина сосредоточивали основное машиностроительное производство СССР (70%). Однако Северо-Запад резко снизил свой удельный вес с 36% до революции до 20% в 1937 г.; по ряду отраслей машиностроения заметно понизился удельный вес Украины и Северного Кавказа.

Повысилось значение Урала: с 4,5% в 1932 г. до 8,5% в 1937 г.310 Здесь завершилось строительство многих заводов и началось их освоение. Район обогатился несколькими заводами, составляющими базу самого машиностроения — станкостроительными и инструментальными, в Свердловске был построен завод агрегатных станков, в Челябинске — завод специальных станков. Число машиностроительных заводов на Урале в конце второй пятилетки доходило до 70—80311.

Выросли мощность и технический уровень ряда центров, имевших машиностроительное производство, но не игравших серьезной роли в общей системе машиностроения: г. Горький, Ивановский район, Западный край, Сибирь, Кавказ.

В восточных районах страны машиностроение было развито еще довольно слабо, но здесь возникли новые машиностроительные центры — в Сибири, особенно в Западной, в Средней Азии.

Менялась специализация отрасли по районам. Центральные районы, особенно Северо-Запад, получившие возможность значительно сократить металлоемкие производства (паровозо- и вагоностроение, котлостроение), специализировались преимущественно на сложных, квалифицированных, трудоемких производствах, например на энергетическом и химическом машиностроении. Об этом свидетельствует то, что центральные и западные районы, выпуская 38% валовой продукции машиностроения, потребляли 26% металла страны, а Северо-Западный район, на долю которого приходилось 20% продукции машиностроения, использовал лишь 8% металла312, в то же время Урал и Сибирь, дававшие менее 11% валовой продукции машиностроения, потребляли 21% металла СССР.

Стремление приблизить металлоемкие отрасли машиностроения к металлопроизводящим центрам особенно проявилось в размещении паровозо- и вагоностроения. Возросла роль Украины в паровозостроении за счет сооружения Луганского завода313. Вагоностроение на Сормовском заводе постепенно свертывалось, снижалась доля в нем Ленинградской и Калининской областей. Сильно возрастало значение Урала, где наряду со старым Усть-Катавским вагоностроительным заводом частично вступил в эксплуатацию крупнейший завод четырехосных вагонов в Нижнем Тагиле.

Таким образом, транспортное машиностроение перемещалось в металлургические районы. При этом Урал имел особые преимущества для вагоностроения, так как был богат сырьем — металлом и деревом — и находился на ведущих железнодорожных магистралях. Однако роль Западного района (Брянский машиностроительный завод в Бежице) и Московского (Коломенский, Мытищинский и Тормозной заводы) в производстве подвижного состава оставалась еще очень значительной.

К концу второй пятилетки Московский район давал продукции энергетического и химического машиностроения на 33% больше, чем Ленинград, в начале первой пятилетки производивший 50% данной продукции. Крупным центром турбостроения наряду с Ленинградом стал Харьков, в котором был построен турбогенераторный завод. Электросиловое машиностроение развивалось в Свердловске (завод электроаппаратуры). Котлостроение переместилось в основном в Таганрог, где завод «Красный котельщик» постепенно стал основной базой котлостроения СССР. Моторостроение приобрело новую базу в Уфе — здесь был создан большой моторостроительный завод.

Сильно рассредоточилось станкостроение, являющееся одним из наиболее сложных производств, предъявляющих высокие требования к квалификации рабочих. Правда, и в конце второй пятилетки 60% его было сосредоточено в Москве и Ленинграде. Москва выпускала почти половину продукции станкостроения. Но новые заводы размещались в ряде пунктов — в Горьком, Харькове, Киеве, Саратове, Челябинске, Свердловске, Одессе, Куйбышеве и др. Станки производились и на некоторых неспециализированных заводах в Минске, Казани, Ижевске, Ростове-на-Дону, Златоусте и т.д.

К концу второго пятилетия снизилась роль Ленинграда в металлургическом машиностроении. Ведущее место перешло к Свердловску (Уралмашзавод) и Краматорску (Старый и Новый Краммашзаводы); по горному машиностроению — к угольным районам: Донбассу (Горловский завод), Кузбассу, Новосибирску и другим районам Сибири; по нефтяному машиностроению — к центрам нефтедобывающей промышленности: Баку, Грозному. Выпуск сложного трудоемкого нефтеоборудования сосредоточился в Подольске.

Производство автоматов и полуавтоматов для легкой промышленности — текстильной, кожевенно-обувной, являясь высококвалифицированным, в конце второй пятилетки еще на ¾ сосредоточивалось в Ленинграде и Москве. Оборудование для текстильной промышленности частично выпускалось и в текстильных районах — Иванове, Шуе, а также в Орле.

Таким образом, были достигнуты определенные успехи в более равномерном и рациональном размещении машиностроения. Особенно значительными они были в транспортном, энергетическом, тяжелом машиностроении и станкостроении. И все же, как отмечалось выше, размещение машиностроения еще не соответствовало требованиям рационального размещения производительных сил страны, особенно в ее восточных районах.

Существенно изменилась отраслевая структура машиностроения, отразив важнейшую особенность периода технической реконструкции: преимущественный рост выпуска средств производства, необходимых для производства средств производства.

В соответствии с потребностью народного хозяйства в машинах и оборудовании для отраслей, имеющих решающее значение для индустриализации страны, развивалось производство оборудования для угольной, нефтяной, энергетической, металлургической промышленности, налаживался массовый выпуск автомобилей, главным образом грузовых, тракторов, комбайнов и прочих сельскохозяйственных машин, увеличился выпуск и улучшилась конструкция паровозов и вагонов, создавались машины для легкой и пищевой промышленности. При этом автостроение и тракторостроение по масштабам производства догнали наиболее развитые страны Европы и технический уровень производства в США.

Большие успехи были достигнуты одной из самых молодых отраслей машиностроения, созданной в годы первой пятилетки, — производством металлургического оборудования. К концу пятилетки советскими заводами могли производиться все виды металлургического оборудования, в том числе сложнейшие агрегаты: блюминги, слябинги, тонколистовые станы, непрерывно-заготовочные 450, 600 и 720 мм, рельсобалочные станы и т.д.

Таким же примерно было положение и с выпуском горнорудного оборудования, тоже начатым в первой пятилетке. К концу второй пятилетки эта отрасль почти полностью обеспечивала техническое оснащение и механизацию весьма тяжелых и трудоемких работ в угольной и горнорудной промышленности.

Советское машиностроение все больше снабжало промышленность отечественными машинами и оборудованием. В 1937 г. удельный вес импорта машин составил лишь 0,9% от потребления их в СССР по сравнению с 12,7% в 1932 г.314 Прекратился импорт сельскохозяйственных машин и тракторов; в 1933 г. — котлов. В 1934 г. были полностью удовлетворены нужды страны в магнето, что позволило ликвидировать их импорт. Почти полностью прекратился импорт химической аппаратуры.

Успешно преодолевалось отставание в развитии энергомашиностроения. За годы второй пятилетки в СССР было налажено производство новых быстроходных турбин, имевших относительно меньший вес и размеры поковок валов, дисков и т.п., что давало экономию металла, стоимости обработки, занимаемой турбинами площади и т.д., выпуск паровых и газовых турбин увеличился в 4,5 раза, гидравлических — в 1,5 раза, и все-таки турбостроение не удовлетворяло потребности народного хозяйства. Отставание его от требований энергостроительства объяснялось исключительно бурными масштабами электрификации. Советский Союз не мог еще обойтись без импорта энергетического оборудования. Но уже на третьем году второй пятилетки импорт был сведен к ввозу отдельных агрегатов. Если в 1933 г. 60% введенных мощностей турбин имели импортное происхождение, то в 1936 г. при широком развертывании электрификации, строительство электростанций уже полностью базировалось на внутреннем производстве турбин. По другим видам энергетического оборудования (мощные генераторы, котлы) освобождение от импортной зависимости произошло еще раньше. Сильноточная промышленность за пятилетие выросла почти в 2,5 раза. Были освоены важнейшие современные виды электромашин, первоклассное тяговое оборудование для электрических железных дорог, крупнейшие генераторы для паровых и гидравлических турбин, в частности гидрогенераторы для Днепрогэса и генераторы для турбин в 100 тыс. квт. В 1932 г. ввоз электрооборудования оценивался примерно в 300 млн. руб., в последние же годы второй пятилетки он играл лишь вспомогательную роль.

Таким образом, импорт машин еще существовал, но характер его уже не имел ничего общего с технико-экономической зависимостью нашей страны от капиталистического мира. Он только дополнял внутреннее производство. Ввоз же отдельных машин, особенно единичных образцов нового оборудования, закономерен для всех крупных машинопроизводящих стран мира.

Более того, многие машины, ранее импортировавшиеся, превратились в продукты экспорта: сельскохозяйственные машины, тракторы стали поставляться в Голландию, Данию, Египет, Болгарию и другие страны.

Зависимость Советского Союза от импорта машин была ликвидирована, что являлось крупнейшей победой.

Во второй пятилетке машиностроение впервые получило прочную материально-техническую базу для своего развития. Станкостроение, сложившееся как самостоятельная отрасль еще в годы первой пятилетки, быстро развивало производство, структура выпуска станков менялась (в %)315.

Станки

1932 г.

1937 г.

Металлорежущие, всего

100,0

100,0

Токарные

36,2

31,4

Револьверные

2,6

3,7

Автоматы и полуавтоматы токарные

1,8

Фрезерные

5,4

6,7

Строгальные

5,4

7,2

Шлифовальные

1,3

3,8

Вертикально-сверлильные

34,7

25,2

Специальные, специализированные и агрегатные

2,0

Увеличение производства револьверных, шлифовальных, фрезерных станков, освоение изготовления станков-автоматов и полуавтоматов для обработки поршней, патронных и центровых работ и т.п., а также специализированных и агрегатных станков и быстрый рост их выпуска привели к уменьшению доли простых токарных и вертикально-сверлильных станков.

Было преодолено многолетнее отставание по выпуску различных видов расточных станков: налажен выпуск вертикальных и быстроходных станков для расточки цилиндров, для алмазной расточки, универсально-расточных станков большой мощности с размерами шпинделя до 150 мм и др.

Большие сдвиги произошли в производстве шлифовальных станков, требовавшихся для автотракторной, шарикоподшипниковой и инструментальной промышленности. Были освоены высокопроизводительные плоско- и круглошлифовальные бесцентровые станки, специальные полировочные и заточные станки для резцов, фрез и т.д.

Появилось производство радиально-сверлильных станков, быстроходных токарно-винторезных до 2000—4000 об/мин, многорезцовых токарных быстроходных с автоматическим переключением скоростей на ходу с 3600 об/мин, прецизионных токарных винторезных для точной индустрии, быстроходных револьверных (3600 об/мин), продольно-строгальных станков шириной 5 м и длиной 12 м, зуборезных для нарезки шестерен — 4,8—5 м мощностью до 300 л. с. и других станков, а также крупных, тяжелых и уникальных станков, но удельный вес их в общем выпуске был еще очень мал.

С внедрением быстроходных резцов из сверхтвердых сплавов советского производства («победит»), увеличением мощности станков и числа их оборотов сильно повысились скорости резания. Получило применение комбинированное резание одновременно несколькими инструментами.

По числу выпускаемых станков Советский Союз еще в 1936 г. перегнал США, произведя 44,4 тыс. станков против 40,2 тыс. в США (1935 г.)316. Многие советские станки являлись уникальными в мировом машиностроении: токарно-центровой станок с мотором в 175 л. с., строгальные станки с длиной строгания до 15 м и др., но в целом наши станки имели, как правило, меньшую мощность и производительность по сравнению с американскими и английскими, а по производству некоторых видов станков — карусельных и строгальных — наблюдалось еще отставание от уровня мировой техники.

Станочный парк к концу второй пятилетки состоял почти на 75% из станков, установленных менее чем за 10 последних лет. В США, Германии и Англии парк станков на 2/3 был из станков, имевших возраст свыше 10 лет317.

Таким образом, в деле оснащения предприятий, в первую очередь самих машиностроительных заводов, передовой техникой были достигнуты большие успехи. Но имелись и недостатки, выразившиеся прежде всего в ограниченном числе производимых типоразмеров станков. Так, требовалось примерно 800 типоразмеров станков, а производилось их не более 500. Далеко не полностью обеспечивались потребности народного хозяйства в крупных станках для транспортного машиностроения и предприятий НКПС, в станках-автоматах, в шлифовальных станках, обеспечивающих современную технологию производства, прецизионных станках для точных производств и т.д.

В связи с этим, несмотря на увеличение выпуска металлорежущих станков, огромный рост машиностроения СССР в годы второго пятилетия потребовал значительного ввоза их из-за границы.

Не была разрешена и проблема обеспечения народного хозяйства кузнечно-прессовым оборудованием. Передовая технология требовала перехода от литья к горячей и холодной штамповке большого количества деталей и обработке металла давлением. И хотя началось производство необходимого оборудования, потребность в кузнечно-прессовом оборудовании удовлетворялась за счет внутреннего производства всего на 20—25%318.

Отставало производство литейных машин и оборудования, хотя в балансе продукции машиностроения продукты литейного производства (отливки) составляли до 40—45%, а в составе себестоимости — 25—30%319. Эта важная роль литейного производства и определила в годы второй пятилетки революционные преобразования в нем. Начался переход от кустарных мастерских, какими были старые литейные, к механизированной литейной фабрике, оснащенной многообразной системой конвейеров и рольгангов, большим парком формовочных машин, землеприготовительных устройств, сложным электросиловым компрессорным и ремонтным хозяйством и т.д. Развитие новых методов производства в литейном деле стало возможным благодаря освоению (заводом «Красная Пресня») выпуска формовочных машин, обрубных молотов и зубил, пескоструйных аппаратов и прочих видов литейного оборудования. Однако производственная база завода была еще недостаточной.

Не удовлетворялись полностью потребности народного хозяйства в насосах и компрессорах. Отставало вагоностроение в выпуске пассажирских и специализированных типов вагонов.

Недостаточно удовлетворялись требования машиностроения металлургией качественных сталей. Не отвечали требованиям народного хозяйства экспериментальная база машиностроения, производство инструмента, приборов, аппаратов, вспомогательные производства. Задача подтягивания тыла машиностроения, межотраслевой и внутриотраслевой организации его становилась все более острой.

В связи с ростом материально-технической базы машиностроения, развертыванием ряда новых производств по-новому встал вопрос об обеспечении более четкой специализации и налаживании непосредственно связанного с ней кооперирования. Новые отрасли с самого начала создавались на основе более или менее отчетливо выраженной специализации каждого завода на изготовлении не только определенного вида машин, но и ограниченного количества марок и типов их, с ранее предусмотренными связями с другими машиностроительными заводами и смежными производствами. Не говоря уже об автотракторной промышленности, специализированные заводы строились в станкостроительной, паровозовагоностроительной, электротехнической и других отраслях промышленности.

Так, вновь построенные автомобильные заводы были специализированы на производстве легковых и грузовых машин, каждый завод при этом выпускал ограниченное число типов автомобилей. Заводы получали со стороны электрооборудование, арматуру, стекло, шины, шарикоподшипники, вспомогательные части и принадлежности к машинам. Горьковский автомобильный завод уже тогда был связан с 30—35 другими заводами, поставлявшими ему свыше 1000 типоразмеров деталей и принадлежностей.

Сталинградский тракторный завод — первый завод данной отрасли не мог еще опираться на систему кооперирования с другими заводами, поскольку они не были к этому подготовлены. Поэтому он не был построен по принципу кооперирования. Но уже Харьковский тракторный завод строился с учетом постоянных связей примерно с 20 другими предприятиями, которые поставляли ему карбюраторы, магнето, арматуру, радиаторы, подшипники, нормали, масленки, войлок, резину, парафиновые прокладки и т.д.

Старые заводы при реконструкции приспосабливались к выпуску ограниченного числа видов продукции.

Особенностью последних лет второй пятилетки явилась специализация на изготовлении качественно-однородной номенклатуры продукции. Например, обувное машиностроение было разделено между заводами таким образом, что крупные сложные машины должны были производиться на одном из ленинградских заводов, а машины более простых типов и меньших размеров — на другом заводе Ленинграда. Такой же процесс происходил и в производстве электросилового оборудования и в других подразделениях машиностроения.

Производство на специализированных предприятиях с массовой или крупносерийной продукцией (а уже к середине второй пятилетки свыше ¾ продукции машиностроения приходилось на долю массового и крупносерийного производства) делало возможным организацию работы по принципу поточности производства.

Советское машиностроение стало высококонцентрированным. Здесь проявилась свойственная ему специфическая закономерность. Отпали границы укрупнения заводов, связанные с частнохозяйственными соображениями. Руководящим принципом в выборе размера предприятия стала техническая и экономическая целесообразность крупного производства. Происходил процесс рационального сочетания крупных и средних заводов. Увеличилось число заводов-дублеров в разных районах.

На основе развития и освоения материально-технической базы машиностроения возрастал выпуск машин, станков, оборудования. Среднегодовой темп прироста валовой продукции машиностроения и металлообработки во второй пятилетке составил 23,1% при 17,1% по промышленности в целом320. Темпы развития советского машиностроения были выше, чем в наиболее развитых капиталистических странах. При непрерывном росте оно увеличило объем своего производства в 1937 г. по сравнению с 1928 г. в 11 раз. Машиностроение таких развитых капиталистических стран, как США и Германия, после резкого падения выпуска продукции в период кризиса конца 20-х — начала 30-х годов вплоть до 1937 г. производило меньше, чем в 1929 г., и только в 1937 г. оно впервые перешагнуло этот рубеж, достигнув в США 120% к 1929 г., в Германии — 118,3%. Даже в Англии, где машиностроение раньше вышло из кризиса, оно в 1937 г. по отношению к 1929 г. повысило производство всего на 34,2%.

В годы второй пятилетки расширился ассортимент продукции, выпускаемой отраслями машиностроения. В 1934 г. на Невском заводе был изготовлен первый советский прямоточный котел системы Л. К. Рамзина, начался выпуск теплофикационных турбин. Было освоено строительство электровозов различных типов. В 1935 г. спроектирована первая автоматическая линия для обработки блока мотора автомобиля. В 1937 г. было освоено производство первого гусеничного трактора отечественной конструкции321.

В некоторых отраслях происходил переход на выпуск технически более совершенных видов продукции, особенно это относится к 1936—1937 гг. Так, например, в производстве кузнечно-прессового оборудования поднялся до 71% удельный вес выпуска прессов322.

В конце второй пятилетки начался переход к новым методам механической обработки. Фрезеровка плоских и фасонных элементов наружной поверхности изделий в ряде случаев заменялась протяжкой. Начала применяться бесцентровая шлифовка, обеспечивающая точность обработки до 5 микрон. При этом получалась зеркальная поверхность деталей, что обеспечивало высокое их качество и снижало стоимость обработки в 3—5 раз. Металлические детали заменялись пластмассовыми. Широко внедрялась сварка, что обеспечивало снижение веса изделий, сокращение расхода металла на 15—20% и более, повышение производительности труда. Сварка стала основным технологическим методом, вытеснявшим клепку.

Одним из показателей повышения технического уровня машин служит усиление мощности единичного агрегата. За годы второй пятилетки средняя мощность выпускаемых паровозов возросла более чем в 1,5 раза, грузоподъемность товарных вагонов — на 81% (с 28,8 до 53,2 т), мощность мотора легковых машин — на 63% (с 39 до 63,5 л. с.), тяговая мощность трактора — в 2,1 раза (с 15,3 до 32,8 л. с.), паровых турбин — на 55% (с 25,7 до 40 тыс. квт), турбогенераторов — на 75% (с 8,8323 до 15 тыс. квт), мощность мотора металлорежущих станков — на 107% (с 5,3 до примерно 11 л. с.)324, увеличилась грузоподъемность грузовых автомашин. О росте мощности тракторов свидетельствовало и то, что производство тракторов в физических единицах в 1937 г. составляло 51 тыс. шт., а в пересчете на 15-сильные — 66,5 тыс. штук325.

Увеличение общего объема производства отдельных видов машин и оборудования за исследуемый период показывают следующие данные326:

 

1932 г.

1937 г.

1937 г., % к 1932 г.

Металлорежущие станки, тыс. шт.

19,7

48,5

246,2

Кузнечно-прессовые машины, шт.

1125

3125

277,8

Металлургическое оборудование, тыс. т

6,9

18,4

266,7

Врубовые машины, шт.

298

572

191,9

Нефтеаппаратура, тыс. т

1,9

5,3

278,9

Турбины паровые и газовые, тыс. квт

239,0

1068,0

446,9

Турбины гидравлические, тыс. квт

59,5

88,3

148,4

Котлы паровые, тыс. м²

163,3

268,2

164,2

Дизели, тыс. л. с.

95,8

259,7

271,1

Электродвигатели свыше 100 квт, тыс. квт

300,0

612,0

204,0

Электродвигатели до 100 квт, тыс. квт

1358,0

1221,0

89,9

Паровозы магистральные, усл. ед.

828

1582

191,1

Автомобили, тыс. шт.

23,9

199,9

836,4

Тракторы в переводе на 15-сильные, тыс. шт.

50,8

66,5

130,9

Комбайны зерновые, тыс. шт.

10,0

43,9

439,0

Экскаваторы, шт.

85

522

614,1

Пищевое машиностроение, млн. руб.

26,6

85,0

319,5

При этом следует иметь в виду, что изменилась качественная характеристика выпускаемого оборудования: стали производиться четырехосные, большегрузные вагоны; тракторостроение почти полностью перешло на выпуск гусеничных тракторов, выпуск специальных тракторов для пропашных культур в 1936—1937 гг. составил 18—18,5 тыс. шт. и т.д.

В конце второй пятилетки технический уровень выпускаемых машин намного превосходил уровень машин, производившихся в годы первой пятилетки. Однако следует отметить, что уровень многих видов оборудования по конструкции и качеству еще отставал от лучших заграничных образцов. Так, вес товарного вагона на 20—30% был выше веса вагонов последних конструкций американских заводов; паровой экскаватор емкостью ковша 0,75 м³ весил 42 т, в США и Германии — 32 т.

КПД наших насосов последних выпусков достигал 50—60%, а американских — 75—80%. Выпускаемые компрессоры были рассчитаны на максимальное давление в 300 атм, а компрессоры, созданные на заводах Италии, Германии и США, — на давление свыше 1000 атм. КПД советских паровозов составлял 5—6% при давлении пара в 15 атм, а в США имелись паровозы с КПД 12—15% при давлении пара в 24 атм.

Необходимо также отметить, что производственная программа, намеченная вторым пятилетним планом, выполнялась неодинаково по всем видам продукции. Если производство комбайнов превышало план 1937 г. более чем в 2 раза (43,9 тыс. шт. при плане 20 тыс; шт.)327, то выпуск котлов и дизелей отставал от плана. Недовыполнялась программа локомотивостроения, пассажирского вагоностроения, речного судостроения и производства ряда других машин и оборудования. Существенные недостатки имелись в развитии химического машиностроения. Особенно сильно отставало производство оборудования для текстильной промышленности, в частности прядильных и приготовительных цехов, мощность которых не соответствовала мощности ткацких отделений.

Валовая продукция машиностроения, как уже отмечалось, возросла за вторую пятилетку в 2,8 раза. Численность же рабочих, занятых в машиностроении и металлообработке, увеличилась в годы второй пятилетки примерно на 65%. Таким образом, рост производства машиностроения в рассматриваемый период в значительной мере был обеспечен ростом производительности труда.

Это достигалось, во-первых, ростом вооруженности рабочих основными средствами производства, во-вторых, изменением характера основных фондов, т.е. повышением в их структуре наиболее активной части — доли оборудования, в-третьих, ростом квалификации рабочих, подъемом социалистического соревнования в борьбе за освоение новой техники.

Вооруженность одного рабочего металлообрабатывающей промышленности основными средствами, остававшаяся в 1932 г. на уровне 1929 г. (2,9 тыс. руб.), в 1937 г. повысилась почти вдвое — до 5,7 тыс. руб.328

Повышение квалификации рабочих достигалось их предварительной подготовкой в школах ФЗУ, индивидуальным и бригадным ученичеством, а работающих — на курсах техминимума, курсах техминимума повышенного типа, курсах мастеров.

Увеличилось число инженерно-технических работников. В 1937 г. насчитывалось 253 тыс. человек инженеров, техников и мастеров вместо 28 тыс. человек в 1928 г.329 Число инженерно-технических работников в расчете на 1000 рабочих возросло с 52 в 1932 г. до 78 в 1936 г.

Немалую роль сыграло повышение личной материальной заинтересованности рабочих, ИТР и служащих в повышении производительности труда. В 1935 г. широкое применение получила прогрессивная сдельщина. Большая часть квалифицированных рабочих стала оплачиваться по этой системе. Уже на 1 октября 1935 г. этой системой оплаты было охвачено в вагоностроении 23% от общего числа рабочих, в речном судостроении — 20%, в горном машиностроении — 15%.

С введением прогрессивной системы оплаты труда был связан пересмотр действовавших норм. В 1936 г. во всем машиностроении Наркомтяжпромом были установлены новые нормы выработки, повышенные по сравнению с ранее действовавшими на 35—40%, а на отдельных заводах — на 37—60%.

Введение прогрессивной сдельщины дало громадный хозяйственный эффект, выразившийся в росте производительности труда, перестройке системы организации работ, выявлении резервов. Например, на заводе «Красный Профинтерн» Главвагонпрома в вагоноколесном цехе с введением прогрессивной сдельщины нормы на обточку колес стали перевыполняться на 40—50% при увеличении производительности станка на 40% и более.

Свидетельством высокого уровня освоения техники рабочими стала новая форма социалистического соревнования, стахановское движение, начало которому в машиностроении было положено кузнецом Горьковского автозавода А. X. Бусыгиным.

Необходимо отметить, что наряду с колоссальным перевыполнением норм стахановцами (в 2—3 раза и более) значительное число рабочих еще не выполняло норм выработки. Причина крылась во внутризаводских неполадках, замедленной реализации организационно-технических мероприятий, намеченных при пересмотре норм, недостаточной квалификации новых рабочих.

Кроме того, при огромном росте механизации труда на ряде участков отсутствовала иногда механизация тяжелых и трудоемких процессов работы. Так, на многих верфях речного судостроения переноска тяжелых листов обшивки производилась вручную, хотя наличие 2—3-тонного крана решило бы проблему механизации этого труда.

Механизация отстающих участков и завершение комплексной механизации оставались крупным резервом повышения производительности труда. Резервом являлось и то, что большое число предприятий сами производили для собственных нужд, нередко кустарным способом, необходимый инструмент, детали, тару и т.д. Это вело к тому, что в ряде отраслей на одного рабочего, непосредственно производящего продукцию, приходилось по одному обслуживающему его рабочему (ремонтом, производством инструмента, запасных частей и т.п.).

Многие неполадки к концу пятилетки были устранены, и резкий скачок в росте производительности труда приходится в машиностроении на 1936 г. — год начала массового стахановского движения. Производительность труда рабочих повысилась в этом году на 24% против 1935 г., при росте в предыдущие годы на 14—18%. В целом за вторую пятилетку производительность труда в отрасли выросла на 111,2% (во всей промышленности на 82%) против 64% в первой пятилетке.

Новые отрасли машиностроения — тракторостроение, автостроение и комбайностроение, осваивая передовую технику, дали наибольший темп роста производительности труда (в 2,5—4 раза).

Внедрение и освоение новой техники, улучшение организации производства и труда, введение прогрессивной системы оплаты труда положительно сказались на динамике себестоимости. Хотя темпы повышения заработной платы самих прогрессивщиков (большей частью ведущих категорий рабочих) обгоняли темпы роста их выработки, зато получалась большая экономия на накладных расходах, приходящихся на единицу продукции. Эта экономия большей частью перекрывала дополнительные расходы по заработной плате этих рабочих.

Снижение себестоимости продукции в машиностроении иллюстрируют приводимые данные (в % к предыдущему году)330:

 

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

Все машиностроение

—12,3

—12,2

—7,2

—1,2

Энергетическое

—10,8

—11,1

—4,7

—1,5

Автотракторное

—26,8

—23,2

—14,3

+7,1

Сельскохозяйственное

—10,3

+1,7

—7,0

+8,0

Транспортное

+0,6

—11,4

—4,0

+7,1

Станкостроение

—15,0

—10,2

—3,0

—13,1

Сокращение темпов снижения себестоимости по отраслям машиностроения в 1935—1936 гг. явилось следствием роста цен и транспортных тарифов, не предусмотренного пятилетним планом, введения двухкратной хлебной надбавки к заработной плате. По ориентировочным расчетам, индекс цен на сырье, топливо, материалы, электроэнергию, транспортные тарифы (1937 г. к 1932 г.) возрос в среднем в 2,2 раза. В целом же в машиностроении, по сравнению со всей промышленностью, были наилучшие показатели снижения себестоимости. Более высокий технический уровень автотракторостроения и станкостроения и более высокая производительность труда в них обусловили значительное снижение себестоимости в этих отраслях.

Характерно, что наибольшее снижение себестоимости было достигнуто по новым видам продукции, производство которых было освоено за годы второй пятилетки. В машиностроении и металлообработке при среднем снижении себестоимости на 7% по вновь освоенной продукции она снизилась на 11—16% (за 4 года).

Итак, задачи, поставленные перед машиностроением вторым пятилетним планом развития народного хозяйства СССР, были выполнены. В течение второй пятилетки, как отмечалось, было установлено 50—60% оборудования, имевшегося в стране к концу 1937 г., в частности свыше половины парка станков, свыше 60% врубовых машин, около 90% тракторов и комбайнов и т.д. Таким образом, в соответствии с общим ростом основных фондов оборудование ведущих отраслей народного хозяйства было за пятилетку также более чем удвоено. При этом устанавливалось наиболее совершенное и передовое оборудование, освоенное в последние годы, внедрялась самая прогрессивная для того времени техника.

Советский Союз сохранил во второй пятилетке первое место в мире по развитию сельскохозяйственного машиностроения, тракторо- и комбайностроения, занял первое место по выпуску паровозов и вагонов, второе место — по выпуску грузовых автомашин и четвертое — по выпуску всех автомашин.