• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

1. Укрепление колхозного строя

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 

В годы первой пятилетки были достигнуты решающие успехи в преобразовании деревни: основные массы бедняцких и середняцких хозяйств (61,5%) объединились в колхозы; была решена историческая задача перевода мелкого, индивидуального раздробленного крестьянского хозяйства на путь социалистического крупного земледелия; в большинстве районов страны ликвидировано кулачество; была создана широкая сеть новых совхозов по производству зерна и продуктов животноводства; сделаны крупные шаги в технической реконструкции сельского хозяйства. Сельское хозяйство Советской страны прочно стало на социалистический путь развития.

Однако более 1/3 крестьянских хозяйств оставались еще единоличными, продолжали вести хозяйство на основе частной собственности на средства производства. Поэтому одна из важных задач второй пятилетки состояла в завершении коллективизации сельского хозяйства, т.е. в объединении в колхозы всей массы крестьянских хозяйств. Коллективизация этих лет отличалась рядом особенностей. В преобладающей части районов это был процесс постепенного вовлечения остатков индивидуальных крестьянских хозяйств в колхозы. Во многих районах предстояло объединить в колхозы еще значительную часть крестьянских хозяйств.

В Постановлении ЦК ВКП(б) от 2 августа 1931 г. указывалось, что мерилом завершения в основном коллективизации является не обязательный охват всех бедняцко-середняцких хозяйств, а вовлечение в колхозы не менее 68—70% крестьянских хозяйств с 75—80% посевной площади737. Уже в 1932 г. коллективизация сельского хозяйства была в основном завершена в таких районах страны, как Средняя и Нижняя Волга, Северный Кавказ и Крым, зерновые районы Урала, Украинская, Узбекская, Казахская и Туркменская ССР.

Завершение коллективизации должно было происходить дифференцированно по зонам страны в зависимости от уровня и состояния колхозного движения. На 1 июля 1934 г. было коллективизировано 71,4% крестьянских хозяйств и 87,4% посевной площади738. Но в целом в начале второй пятилетки темпы коллективизации сельского хозяйства по ряду причин замедлились. После тщательного изучения состояния колхозного строительства и анализа причин, тормозивших производственное кооперирование крестьянских хозяйств, Коммунистическая партия и Советское правительство наметили экономические и организационные меры, направленные на развитие коллективизации и укрепление колхозов. В частности, весной 1935 г. были приняты постановления, предусматривавшие расширение льгот колхозам по заготовкам сельскохозяйственной продукции и налоговому обложению739. Нормы сдачи сельскохозяйственных продуктов из урожая 1935 г. для колхозов были в 1,5—2 раза ниже, чем для единоличников. Налоги, взимаемые с единоличного хозяйства, на 25% превышали налоги, уплачиваемые хозяйством колхозника. Местными Советами налоговое обложение единоличных хозяйств приводилось в соответствие с их доходами, для них устанавливались новые нормы сдачи государству хлеба и другой продукции сельского хозяйства. В конце 1934 — начале 1935 г. Центральный Комитет партии и Советское правительство приняли меры к упорядочению финансов и учета в колхозах.

В развернувшейся массово-политической работе среди единоличников деятельное участие принимали колхозные активисты. Все эти факторы, а также возросшее преимущество колхозов, укрепление материально-технической базы колхозного строя способствовали дальнейшему развитию колхозного движения. К концу 1935 г. коллективизировано было 83% крестьянских хозяйств.

Рассмотрим конкретные данные о развертывании коллективизации в годы второй пятилетки в различных зонах страны. В районах, о которых говорилось в постановлении ЦК ВКП(б) от 2 августа 1931 г., предстояло вовлечь остававшиеся еще единоличными крестьянские хозяйства в уже существующие колхозы. В годы второй пятилетки эта задача была решена, что видно из данных о числе крестьянских хозяйств, объединенных в колхозы (в %)740:

 

На 1 июля 1932 г.

На 1 июля 1938 г.

Северный Кавказ и Крым

70,6

96,4

Средняя и Нижняя Волга

77,6

95,4

Урал

68,4

93,7

Казахская ССР

73,1

97,9

Украинская ССР

69,0

96,2

Узбекская ССР

81,7

98,8

Туркменская ССР

73,0

96,9

Коллективизация крестьянских хозяйств в районах, шедших впереди в годы первой пятилетки, к концу второй пятилетки была уже полностью завершена. Оставшиеся в некоторых районах единоличные крестьянские хозяйства уже не играли существенной экономической роли в сельском хозяйстве. Часто это уже не были крестьянские хозяйства в собственном смысле слова, так как основным источником их доходов была работа на промышленных и торговых предприятиях, ремесло, служба и т.п.

В тех районах, которые вступили во вторую пятилетку хотя и не завершив в основном коллективизации, но объединив примерно половину и более крестьянских хозяйств (РСФСР — Центрально-Черноземная область, Западная Сибирь, Дальний Восток, Европейский Север, Верхняя Волга, Восточная Сибирь, Северо-Западная область, Центрально-Нечерноземная область; Киргизская ССР, Белорусская ССР, Азербайджанская ССР), коллективизация сельского хозяйства тоже проходила успешно. Изменения, которые произошли в этих районах в годы второй пятилетки, иллюстрируют данные табл. 1741.

Таблица 1

Коллективизация крестьянских хозяйств в отдельных районах СССР (в %)

 

По числу крестьянских хозяйств

По посевной площади

% посевной площади у единоличников

1932 г.

1938 г.

1932 г.

1938 г.

1938 г.

Центрально-Черноземная область

65,3

90,0

74,8

99,2

0,8

Западная Сибирь

60,4

93,8

90,1

99,8

0,2

Дальний Восток

59,4

95,8

79,8

99,5

0,5

Европейский Север

55,9

95,2

64,2

99,6

0,4

Верхняя Волга

51,8

90,0

61,3

98,5

1,5

Восточная Сибирь

50,4

90,5

74,2

99,5

0,5

Северо-Запад

45,8

92,0

54,6

99,2

9,8

Центрально-Нечерноземная область

45,1

95,3

55,7

99,2

0,8

Киргизская ССР

67,4

94,0*

67,1

98,3

1,7

Белорусская ССР

47,8

89,9

48,7

97,6

3,3

Азербайджанская ССР

50,6

90,3

63,7

96,2

3,8

* 1939 г.

Если к концу первой пятилетки в этих районах удельный вес единоличных крестьянских хозяйств еще составлял от 1/3 до ½,то уже в годы второй и в начале третьей пятилетки и здесь коллективизация была повсеместно завершена. Единоличных хозяйств осталось немного, и они утратили свое экономическое значение.

Наконец, районы, где к концу первой пятилетки процент коллективизации был наименьшим — Грузинская ССР, Армянская ССР, Таджикская ССР — за годы второй и предвоенные годы третьей пятилетки тоже приблизились к полному завершению коллективизации. Об изменениях, происшедших в этих районах, свидетельствуют данные табл. 2742.

Таблица 2

Коллективизация крестьянских хозяйств в Грузинской, Армянской и Таджикской ССР (в %)

 

По числу крестьянских хозяйств

По посевной площади

1932 г.

1938 г.

1932 г.

1938 г.

Грузинская

36,4

78,7

36,6

86,9

Армянская

37,9

91,9

39,2

95,5

Таджикская

41,9

91,5

65,3

99,2

В целом успешное развитие коллективизации крестьянских хозяйств по СССР иллюстрируют следующие данные743:

 

1928 г.

1932 г.

1937 г.

Число крестьянских хозяйств в колхозах, тыс.

416,7

14918,7

18499,6

% коллективизации

1,7

61,5

93,0

Число колхозов, тыс.

33,3

211,1

243,7

Итак, во второй пятилетке коллективизация сельского хозяйства была практически завершена: в 1937 г. колхозы объединяли 93% крестьянских хозяйств и свыше 99% посевной площади744.

Говоря о завершении коллективизации крестьянских хозяйств по зонам и по стране в целом, следует особо отметить районы Крайнего Севера, районы кочевого животноводства Средней Азии и Казахстана, горные районы Кавказа, где коллективизация крестьянских хозяйств отличалась некоторыми особенностями. Ход и темпы коллективизации в условиях бывших национальных окраин неизбежно были более замедленными; иными были и формы кооперативных объединений. Вот почему развитие коллективизации в этих районах должно быть рассмотрено особо745.

Завершение коллективизации, т.е. объединение в колхозы всей массы бедняцко-середняцких хозяйств, одновременно сопровождалось новыми явлениями в колхозном движении. В ряде районов с увеличением процента коллективизации вплоть до 1935 г. продолжало неуклонно возрастать и число колхозов, после 1935 г. оно осталось стабильным. Например, в Центрально-Черноземной области в 1932 г. было 17,9 тыс. колхозов, в 1935 г. — 22,9 тыс., в 1938 г. — 23 тыс. Неуклонно росло число объединенных в них дворов. Так, за те же годы их было: 1727,9 тыс., 2056,2 тыс., 2173,1 тыс. Повышался и процент коллективизации: в 1932 г. — 65,3, 1935 г. — 81,5, 1938 г. — 90. Такая же картина наблюдалась в районах Верхней Волги и на Украине. На Украине число колхозов с 1932 по 1935 г. увеличилось с 25,3 тыс. до 27,4 тыс., а затем осталось неизменным, несмотря на рост числа объединившихся крестьянских дворов с 3277 тыс. в 1932 г. до 3866,7 тыс. в 1938 г. и уровня коллективизации — с 69 до 96,2%746.

В некоторых зонах, несмотря на повышение уровня коллективизации и числа объединенных хозяйств, число колхозов в течение этих лет почти не изменилось, так как одновременно шел процесс их укрупнения путем объединения чрезмерно мелких колхозов. Например, в Белоруссии число крестьянских дворов в колхозах увеличилось с 371,7 тыс. в 1932 г. до 714,8 тыс. в 1938 г. Число же колхозов было в 1932 г. — 9,6 тыс., а в 1938 г. — 9,7 тыс., т.е. такое же, что и в конце первой пятилетки. Это произошло потому, что наряду с организацией ряда новых колхозов многие крестьяне вступали в уже существующие колхозы, а мелкие колхозы объединялись: в 1935 г. в Белоруссии было 10,8 тыс. колхозов, т.е. на 1,1 тыс. больше, чем в 1938 г.747 Такая же тенденция проявилась в колхозном движении в ряде других районов.

Процесс укрупнения колхозов путем их объединения был неслучаен. Во многих районах в силу исторических условий создавалось много мелких колхозов. Это сдерживало развитие производительных сил сельского хозяйства. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 декабря 1935 г. местным партийным и советским организациям было предложено «разработать необходимые практические мероприятия по объединению таких чрезмерно мелких колхозов при условии строжайшей добровольности такого объединения»748. В 1935—1937 гг. эти колхозы объединились в более крупные хозяйства. В результате число колхозов сократилось, а средний размер одного колхоза увеличился с 1935 по 1938 г. — в Белоруссии по числу дворов с 57 до 74, а по посевной площади — с 249 до 294 га; в Центрально-Нечерноземной зоне — по числу дворов с 51 до 56, а по посевной площади — с 228 до 259 га; в зоне Европейского Севера — по числу дворов размеры почти не изменились, а по посевной площади увеличились со 147 до 154 га; в Северо-Западной зоне средние размеры колхоза выросли с 35 до 37 дворов, а обобществленных посевов — со 149 до 164 га749. Увеличение посевной площади в колхозах шло как за счет вступления новых единоличных хозяйств, так и путем расширения собственных колхозных посевов.

В большинстве районов, где к началу второй пятилетки процент коллективизации был высок, коллективизация завершалась в основном путем вовлечения единоличных хозяйств в уже существовавшие КОЛХОЗЫ. Число же последних не увеличивалось или увеличилось очень незначительно. Общее число колхозов по стране в целом даже несколько сократилось (с 245,4 тыс. в 1935 г. до 242,4 в 1938 г.)750. Однако колхозы как по числу дворов, так и по размерам посевной площади оставались еще мелкими (в 1933 г. 49,8% колхозов имели 200 и менее га посевов)751.

Одновременно в отдельных районах Северного Кавказа и Нижней Волги отмечались факты разукрупнения колхозов. Разукрупнение происходило в тех случаях, когда существовавшие колхозы были в условиях того времени громоздкими и руководить ими было трудно.

В завершении коллективизации и укреплении колхозного строя большую роль сыграло установление правильных форм колхозного строительства. Известно, что уже в первой пятилетке основной формой стала сельскохозяйственная артель. В 1932 г. сельскохозяйственные артели составляли 95,9% всех колхозов страны; коммуны — 2%, а товарищества по совместной обработке земли — 2,1%752. Удельный вес товариществ был высок в бывших кочевых животноводческих районах Казахской ССР, в горных районах Кавказа. К концу второй и в годы третьей пятилеток единственной формой колхозов, за ничтожным исключением, стала сельскохозяйственная артель.

Коллективное хозяйство — сельскохозяйственная артель — по своей природе коренным образом отличается от единоличного крестьянского хозяйства. Мелкотоварное крестьянское хозяйство, основанное на частной собственности на средства производства, однотипно с капиталистическим хозяйством. Поэтому мелкое крестьянское хозяйство является питательной почвой для произрастания капитализма в сельском хозяйстве, оно неизбежно порождает обнищание одних и обогащение других. Колхоз — крупное социалистическое предприятие, плановое хозяйство, которое развивается на основе общественной собственности — общенародной (земля) и кооперативно-колхозной, основывается на коллективном труде. Колхоз разрушает прежние социальные и имущественные перегородки, разделявшие крестьян, обеспечивает всем членам равные условия и возможности добиваться зажиточной и культурной жизни. Начав работать в колхозах, крестьяне постепенно становились тружениками социалистического общества753.

После того, как проблема коллективизации крестьянских хозяйств в основном была решена, центральной задачей социалистического строительства в деревне стало организационно-хозяйственное и политическое укрепление колхозов. Отказаться от единоличного ведения хозяйства и перейти к коллективному — еще не значит сразу реализовать преимущества крупного социалистического производства. Необходимо было найти наиболее правильные формы организации и методы ведения хозяйства нового типа, накопить опыт ведения дела по-новому, внедрить и закрепить его в повседневной практике.

Организационно-хозяйственное укрепление колхозов — сложный процесс, ибо колхозное строительство заключается не только в объединении крестьян в производственные кооперативы, но и обобществлении сельскохозяйственного производства, повышении удельного веса коллективного производства в совокупном производстве общественного и подсобного хозяйства его членов; процессе упрочения и роста коллективного хозяйства, создании кадров, постановке учета, улучшении форм производства и труда; совершенствовании колхозной собственности.

Хотя к началу второй пятилетки уже имелся некоторый опыт организации производства и труда, а также руководства сельскохозяйственными артелями, в организационно-хозяйственном и политическом отношении молодые колхозы были еще слабы, многие из них только формировались. Не было навыков разработки производственных и финансовых планов, не было опытных руководящих кадров, не был налажен учет труда и его оплата. Трудодень лишь начал внедряться в экономику артели. На Первом съезде колхозников-ударников в феврале 1933 г. отмечалось, что в колхозах было плохо налажено использование трудовых ресурсов, широко распространена обезличка в труде, отсюда — недостаточно высокое качество колхозного земледелия и животноводства. Не был налажен учет колхозного имущества, что создавало условия для расхищения колхозной собственности.

Коллективизация явилась революционным переворотом, переходом миллионов крестьян от старых производственных отношений к новым, социалистическим производственным отношениям, от привычных отношений мелких товаропроизводителей к совершенно новым отношениям, основанным на коллективном труде при общественной собственности на средства производства. Крестьянин, только что вступивший в колхоз, во многом оставался в плену привычек и традиций частного, индивидуального хозяйства. Чтобы выработать в массе вчерашних единоличников навыки коллективного труда, привить им чувство заботы и ответственности за состояние колхозного производства, за сохранение скота и инвентаря, за увеличение продукции, требовалось определенное время.

Советский Союз проводил коллективизацию сельского хозяйства впервые в истории, не имея за плечами опыта в этом деле; приходилось самостоятельно прокладывать новые пути. В этих условиях неизбежны были промахи и ошибки. Иногда нарушались и ленинские принципы руководства колхозами. Так, было централизовано планирование посевных площадей в колхозах по каждой культуре, налоги на приусадебные хозяйства колхозников были высоки и т.д. При определении доли колхозной продукции на общегосударственные нужды, на производственные цели в колхозах и для распределения по трудодням зачастую нарушался принцип материальной заинтересованности колхозников в развитии общественного хозяйства, что отражалось на производительности труда.

Подъем и организационно-хозяйственное укрепление колхозов явились важнейшей задачей колхозного строительства во второй пятилетке. К этому времени экономическое место и роль колхозов принципиально изменились: они стали основными производителями продовольствия для населения и сырья для промышленности, изготовляющей предметы личного потребления.

Победа социализма создавала условия для непрерывного роста общественного хозяйства колхозов на основе умножающейся и все более совершенной техники, повышения благосостояния колхозников. Для успешного решения очередных задач сельского хозяйства партия и правительство осуществили ряд крупных организационных и хозяйственных мероприятий. К ним относятся в первую очередь организация политотделов при МТС, проведение в жизнь нового Устава сельскохозяйственной артели и др.

Решающая роль в осуществлении основных задач колхозного строительства была отведена государственным машинно-тракторным станциям, значение которых в колхозном производстве и в руководстве колхозами непрерывно возрастало. В то время МТС являлись наиболее целесообразной формой использования крупной сельскохозяйственной техники, государственной помощи колхозам в укреплении их общественного хозяйства.

Созданная к началу второй пятилетки сеть МТС (2446 машинно-тракторных станций) обслуживала только часть колхозов, располагавших 58,7% посевной площади всех колхозов. Во второй пятилетке каждый год в среднем создавалось 674 новых машинно-тракторных станций. В 1937 г. число их достигло 5818, они обслуживали уже 91,2% колхозных посевов754.

Однако МТС, призванные выполнять роль основных организаторов общественного хозяйства в деревне, в первое время не оказывали достаточного организационно-хозяйственного и политического влияния на широкие массы колхозников. Это отметил январский (1933 г.) объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б). Во многих МТС отсутствовал порядок в организации хозяйства и использовании тракторов и машин, не было надлежащего надзора за техническим состоянием тракторного парка, не обеспечивалась в достаточной мере охрана и бережное отношение к государственному имуществу. Неудовлетворительным было и организационно-хозяйственное состояние колхозов и совхозов. Все это вызвало необходимость создания политических отделов при МТС и в совхозах в целях укрепления МТС, совхозов и колхозов, повышения политического влияния МТС на селе, решительного улучшения политической и хозяйственной работы в колхозах и совхозах. Политотделы, создаваемые в соответствии с решением январского (1933 г.) Пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), были чрезвычайными органами партии в деревне755.

В большинстве МТС уже к 1 мая 1933 г. действовали политотделы. Всего за 1933—1934 гг. было организовано 3368 политотделов при МТС. В политотделы МТС и совхозов были направлены Центральным Комитетом партии 25 тыс. специально отобранных опытных партийных работников756.

Политические отделы МТС существовали недолго — около двух лет (1933—1934 гг.). За это время в очень сложной обстановке они провели громадную работу по организационно-хозяйственному и политическому укреплению колхозов. Под руководством политотделов была проведена перестройка низовых партийных и комсомольских организаций на селе. До 1933 г. коммунисты и комсомольцы в деревне были объединены в партийные организации по территориальному признаку; теперь они объединялись по производственному признаку.

В колхозах были выявлены и сплочены группы активных колхозников. Лучшие члены партии — колхозники были выдвинуты на ответственные производственные участки колхозной работы, в колхозные бригады и на фермы. За время своей деятельности политотделы подобрали и воспитали значительные кадры (более 250 тыс.) колхозников для руководящей работы в колхозах, в том числе около 30 тыс. председателей колхозов.

Для усиления партийно-политической работы на селе в городах была проведена мобилизация коммунистов для работы в деревне, непосредственно в колхозах. Была проделана большая работа по очищению колхозов и МТС от классово-враждебных элементов.

Политотделы МТС были инициаторами и организаторами социалистического соревнования в деревне за овладение техникой, за большую выработку на трактор и комбайн, за экономию горючего, за то, чтобы техникой овладевали женщины, и т.д. Все это подняло авторитет МТС не только как центров технического прогресса, но и как центров политического влияния в деревне.

За два года своей деятельности политотделы политически укрепили колхозы и МТС. Выполнив возложенную на них задачу, они решением ноябрьского (1934 г.) Пленума ЦК ВКП(б) были преобразованы в обычные партийные органы путем слияния с районными комитетами партии757. В совхозах политотделы существовали еще более пяти лет.

Свою производственную работу в колхозах МТС выполняли на основе специальных договоров с колхозами. В 1931 г. примерный договор МТС с колхозами был утвержден правительством СССР; в дальнейшем в примерный договор систематически вносились изменения с учетом опыта работы. В январе 1939 г. Совнарком СССР утвердил новый типовой договор МТС с колхозами; договор стал в обязательном порядке регистрироваться в исполкоме районного Совета. На основе примерного договора МТС брали на себя обязательства произвести работу в обслуживаемом колхозе по всем основным видам полевых работ и в таком объеме, который позволял машинно-тракторный парк МТС.

По договору МТС должна была оказывать постоянную помощь колхозам в агрономическом обслуживании, составлении производственных планов и приходо-расходных смет, в установлении правильных севооборотов, в подготовке колхозных кадров, а также в организации труда, постановке учета и в распределении доходов.

МТС сыграли важную роль в упрочении колхозного строя, в техническом оснащении сельского хозяйства, в укреплении союза рабочего класса и крестьянства. В резолюции февральского (1958 г.) Пленума ЦК КПСС отмечается, что «МТС являлись той большой политической и организующей силой, вокруг которой крестьяне объединялись в колхозы и убеждались в преимуществах крупного машинного сельского хозяйства; через МТС осуществлялись технический прогресс в сельском хозяйстве и его перевооружение на базе новой техники, подготовка квалифицированных механизаторских кадров, повышение культуры земледелия и животноводства. Огромное значение машинно-тракторных станций состояло и в том, что они были важным источником получения хлеба и других продуктов питания, а также сырья для промышленности»758.

*

За годы второй пятилетки одновременно с завершением коллективизации укреплялось общественное хозяйство колхозов.

Вопросы развития общественного хозяйства колхозов были рассмотрены на Первом съезде колхозников-ударников, который состоялся в середине февраля 1933 г. На съезде обсуждались вопросы организации труда и трудовой дисциплины, постановки учета и распределения доходов, выполнения обязательств перед государством, улучшения работы МТС и др. В обращении ко всем крестьянам-колхозникам съезд призвал колхозное крестьянство поднять урожайность колхозных полей, повысить доходность колхозов, навести строгий порядок в колхозных делах, учиться у рабочих трудовой дисциплине, выполнять обязательства перед государством. За два года, прошедшие после съезда, колхозы значительно окрепли организационно и политически. При помощи политотделов МТС колхозы накопили значительный организационно-хозяйственный опыт.

В феврале 1935 г. был созван Второй съезд колхозников-ударников, на котором основным вопросом было рассмотрение нового Примерного устава артели. Принятый съездом устав был 17 февраля 1935 г. утвержден СНК СССР и ЦК ВКП(б). В Примерном уставе 1935 г. были сформулированы основные положения организации и управления делами колхозного хозяйства.

При определении целей и задач сельскохозяйственной артели в уставе было указано, что «колхозный путь, путь социализма есть единственно правильный путь для трудящихся крестьян». Были уточнены основные обязанности членов артели: «Трудиться честно, делить колхозные доходы по труду, охранять общественную собственность, беречь колхозное добро, беречь тракторы и машины, установить хороший уход за конем, выполнять задания своего рабоче-крестьянского государства и таким образом сделать свой колхоз большевистским, а всех колхозников зажиточными»759. В уставе был зафиксирован порядок руководства деятельностью артели на началах колхозной демократии.

Новый устав определил экономические основы и хозяйственную структуру колхоза. По сравнению с уставом 1930 г. более полно и развернуто был разработан раздел о земле. Были упрочены постоянные полеводческие бригады, организация колхозных товарных ферм, закреплен трудодень как мера труда и распределения доходов.

В уставе 1935 г. было указано, что средства артели создаются из обобществленных средств производства объединившихся крестьян и из вступительных денежных взносов. От ¼ до ½ стоимости обобществленного имущества поступало в неделимый фонд. Остальная часть засчитывалась как паевой взнос члена артели, который возвращался при выходе из колхоза. Вступительный взнос также зачислялся в неделимый фонд. Неделимый фонд составлял колхозную собственность, не подлежащую ни разделу между колхозниками, ни выдаче колхознику в случае выбытия из артели.

Устав предусматривал первоочередное выполнение обязательств перед государством по поставкам и возврату семенных ссуд, оплату натурой за работу МТС по договорам, имеющим силу закона, выполнение договоров о контрактации, засыпку семян для посева и выделение фуража для скота, а также создание страховых и семенных фондов в размере 10—15% годовой потребности. Предусматривалось создание фонда помощи инвалидам, старикам, лицам, временно потерявшим трудоспособность, нуждающимся семьям красноармейцев, на содержание детских яслей и сирот в размере не свыше 2% валовой продукции. По решению общего собрания часть продуктов могла быть выделена для продажи государству или на рынок. Вся остальная часть урожая артели и продуктов ее животноводства распределялась по трудодням между членами артели.

Денежная выручка распределялась следующим образом: прежде всего вносились государству установленные законом налоги и производились страховые платежи; затем шли расходы на текущие производственные нужды, покрывались административно-хозяйственные расходы (к пределах 2% от денежных доходов); выделялись средства на культурные нужды; пополнялся неделимый фонд. Оставшаяся сумма распределялась между членами артели по трудодням.

В новом уставе воплощался основной принцип колхозного строительства — сочетание общественных интересов колхозов и личных интересов колхозников. Основным источником подъема благосостояния колхозных масс является всемерное развитие артельного, общественного производства, умножение общественной собственности.

Приусадебный участок, личное хозяйство колхозника играет вспомогательную, подсобную роль. Основные положения Примерного устава вошли в уставы каждого колхоза, которые разрабатывались и принимались общим собранием артели.

Наряду с переходом колхозов на новый устав производилось закрепление за колхозами земли. На основе постановления Совнаркома СССР от 7 июля 1935 г. «О выдаче сельскохозяйственным артелям государственных актов на бессрочное (вечное) пользование землей»760, к началу 1937 г. такие акты получили 218 059 колхозов761. Советское государство передало колхозам в бесплатное вечное пользование 370,8 млн. га земельной площади — в 2 с лишним раза больше, чем бедняки и середняки имели до революции762.

Колхозы вели свое общественное хозяйство по плану. Характерной чертой колхозных планов в рассматриваемые годы был все более полный охват показателей артельного хозяйства централизованными государственными заданиями. Чрезмерный централизм в планировании колхозного производства ограничивал инициативу колхозов, приводил к тому, что составление производственных планов колхозов зачастую превращалось в простую разверстку государственных заданий, полученных из центра. Крупным недостатком в планировании сельского хозяйства был частый пересмотр и изменение плановых заданий колхозам.

Во второй пятилетке были изменены формы и методы государственных заготовок продуктов сельского хозяйства. В январе 1933 г. была отменена система контрактаций (договоров) и введена система обязательных поставок колхозами и единоличниками зерна государству в определенные сроки и по установленным ценам. Объем обязательных поставок, имевших силу налога, определялся погектарными нормами. Местным Советам и заготовительным организациям запрещалось давать дополнительные задания колхозам и единоличникам, выполнившим свои обязательства. После выполнения государственных заданий колхозы могли продавать излишки продукции на колхозном рынке.

В годы второй пятилетки большое значение приобрели вопросы совершенствования организации труда и его оплаты в колхозах.

Большим успехом колхозного движения в области организации труда явилось создание постоянных производственных бригад. Обобщая опыт колхозов, ЦК ВКП(б) в феврале 1932 г. установил, что важнейшим звеном в организации труда в колхозах должна стать бригада, состоящая из определенного числа колхозников. Такие бригады должны производить все основные сельскохозяйственные работы на протяжении всего года на определенных участках763. С этого времени постоянная производственная бригада становится всеобщей формой организации колхозного труда.

В первые годы второй пятилетки стали создаваться постоянные звенья внутри бригад в свекловичных, хлопковых и льноводческих колхозах.

Второй Всесоюзный съезд колхозников-ударников в феврале 1935 г. признал организацию постоянных производственных бригад обязательной для всех колхозов и включил это требование в устав сельскохозяйственной артели. Согласно уставу, полеводческие бригады комплектовались на срок не менее полного севооборота, а животноводческие — на срок не менее трех лет. В основу формирования бригад устав положил производственный принцип. Бригада — производственная единица в колхозе. Размеры участков, закрепляемых за бригадами, число и состав работников в бригаде должны обеспечивать рациональное использование тракторов, комбайнов и других сельскохозяйственных машин и орудий.

В 1937 г., по данным годовых отчетов колхозов, на один колхоз приходилось более двух полеводческих бригад. На одну бригаду в среднем приходилось: мужчин старше 16 лет — 24, женщин — 30, подростков — 8, всего 62 человека. Наиболее крупные бригады были на Средней и Нижней Волге, на Украине, на Северном Кавказе, в Армянской ССР. Мелкие — в областях Европейского Севера, Северо-Западной и Центрально-Нечерноземной зонах страны764.

Большое значение в укреплении и развитии колхозов приобрело личное материальное стимулирование колхозников, уровень оплаты их труда. За годы второй пятилетки методы и формы оплаты труда совершенствовались. Всеобщее признание трудодня и внедрение его в практику явилось крупным шагом в организационно-хозяйственном укреплении и развитии колхозов.

Распределение по труду — экономический закон социализма, следовательно, и закон развития колхозного производства. Он определяет принцип, по которому распределяется фонд, выделяемый в колхозе для удовлетворения личных потребностей колхозников. Он дает ключ к решению жизненного вопроса: как наиболее полно и эффективно привести в движение главную производительную силу колхоза — рабочую силу, как стимулировать ее наилучшее использование, чтобы каждый колхозник давал обществу максимум по своим способностям.

Историческое значение трудодня, между прочим, состоит в том, что он помогает при распределении фонда оплаты сравнивать самые разнообразные затраты труда колхозников в каждом конкретном колхозе и правильно распределить фонд, выделенный в данном колхозе на оплату труда. Он является в известной мере орудием материального стимулирования, ибо чем больше заработано трудодней, тем относительно выше доход колхозника по трудодням.

Однако в начальные годы второй пятилетки организация труда в колхозах страдала серьезными упущениями, которые привели к некоторому снижению экономических показателей. Прежде всего серьезно нарушался принцип материальной заинтересованности в труде. Во многих молодых хозяйствах существовала уравниловка. Неналаженность учета и механическое уравнение при начислении трудодней снижали стимулы к увеличению выработки. Так, например, в колхозе им. Войкова на Северном Кавказе из-за неправильного и несправедливого учета во время скирдования летом 1932 г. производительность труда колхозников была низка, несмотря на то, что они находились на работе с утра до вечера. Каждый работал не спеша, боясь, как бы «не переработать за соседа»765. Партия и правительство принимали меры для совершенствования системы оплаты труда. Постановлением от 28 февраля 1933 г. Наркомзем СССР установил новую оценку в трудоднях различных сельскохозяйственных работ. Все работы в колхозах были разделены на семь групп. Соотношение между ними в трудоднях составляло 4: 1. Это была уже более дифференцированная оценка, чем раньше, когда соотношение оценки труда между высшей и низшей группами равнялось 2: 1766.

Новый устав сельскохозяйственной артели (1935 г.) закрепил сдельщину как наиболее правильную систему организации труда в колхозах. Нормы выработки и расценки каждой работы стали исчисляться точнее. Значение трудодня как стоимостной и натуральной единицы измерения труда значительно окрепло.

Повышение доходности сельского хозяйства, усиление материальной заинтересованности в труде, подъем политического и профессионального уровня тружеников села вызвали широкий размах социалистического соревнования и его высшего этапа — стахановского движения. Июньский (1936 г.) Пленум ЦК партии поставил задачу — «сделать опыт и достижения передовых людей социалистического земледелия, овладевших машинной техникой обработки и уборки, достоянием всей массы работников колхозов, совхозов и МТС»767.

Важную роль в обобщении и распространении опыта новаторов сыграли состоявшиеся в конце 1935 г. — начале 1936 г. встречи руководителей Коммунистической партии и Советского правительства с ударницами свекловичных полей, хлопкоробами Туркменской, Таджикской и Узбекской ССР, тружениками Казахстана, Киргизии и Кара-Калпакии, мастерами высоких зерновых урожаев, трактористами, комбайнерами, машинистами молотилок, с лучшими животноводами. Совещания дали ценный материал для определения путей подъема колхозного и совхозного производства и расширения движения новаторов в деревне768.

В годы второй пятилетки выросла в целом трудовая активность колхозников. Если в 1933 г. на одного трудоспособного колхозника приходилось 148 трудодней, то в 1935 г. — 181, а в 1937 г. — 194 трудодня. Особенно значительным было повышение доли колхозников, выработавших наибольшее количество трудодней в последние годы пятилетки. Число колхозников, выработавших от 200 до 300 трудодней, выросло с 17,4% в 1936 г. до 18,4% в 1937 г., от 300 до 400 трудодней — с 9,8 до 11,3%, а свыше 400 трудодней — от 5,7% до 8,5%769.

Важным показателем развития колхозов явился рост основных механизаторских кадров. Численность трактористов, комбайнеров, шоферов, ремонтных рабочих в колхозном производстве выросла за годы второй пятилетки почти в 3 раза770.

В последние годы второй пятилетки заметно улучшилась организация труда в колхозах, повысилась ответственность колхозников за правильное и производительное использование машин, рабочего скота. «Трудовой энтузиазм колхозных масс, устремленный на укрепление колхозного производства, был важным фактором в развитии общественного хозяйства. 1935 год явился решающим годом выполнения второго пятилетнего плана. Для социалистического сельского хозяйства этот год был переломным во всех отношениях»771. Колхозы постепенно улучшали свою хозяйственную деятельность, повышали урожайность полей, увеличивали поголовье и продуктивность животноводства, расширяли и укрепляли колхозную собственность.

В эти годы существенно увеличилось общественное хозяйство колхозов. Это нашло выражение в росте основных средств производства: их стоимость в колхозах с 5,56 млрд. руб. в 1932 г. увеличилась до 6,62 млрд. руб. в 1934 г. Капиталовложения колхозов в общественное хозяйство увеличились в 1934 г. на 69,3% по сравнению с 1932 г., достигнув 3,30 млрд. руб. (в ценах соответствующих лет). Колхозы получали значительную финансовую помощь от государства772.

Одним из обобщающих показателей развития общественного хозяйства колхозов является рост их неделимых фондов. В 1938 г. было установлено, что в неделимые фонды колхозы зерновых районов отчисляют 12—15% денежных доходов, в районах технических культур — 15—20%. Эти нормы отчисления большинством колхозов выполнялись. В 1938 г. колхозов, отчисляющих в неделимый фонд в зерновых районах 12—15% денежных доходов, было 78,1%, в 1939 г. — 82%, в районах технических культур, отчисляющих 15—20% было, соответственно, 75,8 и 81,6%773.

В годы второй пятилетки происходил более быстрый рост благосостояния колхозников по сравнению с начальным периодом реконструкции. В 1937 г. валовая продукция колхозов распределялась в следующих пропорциях: 26,1% продукции шло на продажу и сдачу государству (обязательные поставки, натуроплата и т.д.), 29% — на производственные нужды, и 35,9% распределялось по трудодням среди колхозников и трактористов. Из денежных доходов около 20% шло на производственные нужды, 14% — в неделимые фонды и примерно ½ распределялась по трудодням и шла на оплату труда трактористов774.

О размерах оплаты труда в годы второй пятилетки говорят следующие данные775. В целом по СССР было выдано зерновых в среднем на 1 трудодень в 1932 г. 2 кг, в 1935 г. — 2,5, в 1937 г. — 3,9; на семью приходилось в 1932 г. в среднем 6 ц, в 1933 г. — 9, в 1935 г. — 9,1, в 1937 г. — 16,4 ц. Было выдано на семью в 1932 г. 108 руб., в 1935 г. — 247 руб., в 1937 г. — 376 руб. Весь личный доход колхозного двора от общественного и личного подсобного хозяйства (в оценке натуральной части по ценам колхозного рынка 1937 г.) увеличился в среднем по СССР с 2132 руб. в 1932 г. до 5843 руб. в 1937 г.776 Кроме денег и зерна, некоторые колхозы распределяли по трудодням еще продукты животноводства, картофель и овощи, сено и т.п. В 1937 г. в среднем по стране на колхозный двор было выдано по трудодням 106,2 пуд. зерна и 376 руб. деньгами, что значительно превышало доходы крестьянина, когда он вел единоличное хозяйство777. К этому надо добавить, что из года в год увеличивались расходы государства, колхозов и общественных организаций на социально-культурные мероприятия в деревне, что повышало благосостояние колхозного крестьянства.

Приведенные выше данные об оплате трудодней показывают, что доходы колхозников от общественного хозяйства колхозов были еще недостаточными. Даже в наилучшем по урожайности 1937 г. в колхозах ряда областей выдача зерна была меньше 2 кг на трудодень. В целом в стране было 28,6% таких колхозов. В то же время экономически сильные колхозы выдавали на трудодень по 10 кг зерновых и бобовых. Большие различия имелись и в уровне денежных доходов. В 1937 г. 7 тыс. экономически сильных колхозов выдали на каждый трудодень свыше 4 руб., а около 12% колхозов совсем не выдавали денег на трудодни.

В ряде районов общественное хозяйство артели еще не стало основным источником существования колхозников; общественное хозяйство колхозов в эти годы развивалось медленно; урожайность полей и продуктивность животноводства во многих колхозах находились еще на довольно низком уровне. Главная причина такого состояния заключалась в том, что не был в полной мере использован материальный стимул, личная заинтересованность массы колхозников в труде, в развитии общественного хозяйства колхозов. Все это привело к тому, что, несмотря на огромные преимущества, которые таит коллективное хозяйство по сравнению с мелким единоличным хозяйством, общественное хозяйство медленно наращивало производство сельскохозяйственных продуктов.

В неразрывной связи с состоянием общественного хозяйства колхозов и оплатой труда колхозников следует рассмотреть личное подсобное хозяйство колхозников. Примерный устав сельскохозяйственной артели предусмотрел, как отмечалось выше, допущение в каждом колхозном дворе личного хозяйства с целью улучшить материальное положение колхозников, облегчить формирование и рост общественного хозяйства. Основным источником дохода колхозной семьи должно было быть общественное хозяйство, а личное хозяйство должно иметь подсобный характер. Таков был принцип, определявший соотношение общественного и личного хозяйства в артели.

Устав определил размеры приусадебного участка земли у колхозного двора в зависимости от областных и районных условий; было определено количество продуктивного скота на колхозный двор — также по районам, с учетом экономических и бытовых условий жизни колхозников. Партия и правительство решительно боролись с попытками отсталых элементов среди колхозников нарушать эти нормы и раздувать личное хозяйство в ущерб общественному. Вместе с этим проводились мероприятия по укреплению трудовой дисциплины в колхозах.

Советское государство систематически помогало колхозникам, заботясь о том, чтобы каждый колхозный двор имел в пределах норм устава личный скот и птицу. Одним из крупнейших предпринятых мероприятий в этой области была ликвидация бескоровности у колхозников. Июньский (1934 г.) Пленум ЦК ВКП(б) призвал «в кратчайший срок ликвидировать бескоровность колхозников»778. VII съезд Советов СССР в феврале 1935 г. указал на необходимость усилить эту работу, чтобы к концу второй пятилетки не осталось ни одного колхозника, «который не имел бы в личном пользовании коровы и мелкого скота»779.

Поголовье скота в личном пользовании колхозников с 1932 г. по 1938 г. увеличилось: крупного рогатого скота — с 10,2 млн. до 25,1 млн. голов, свиней — с 3 млн. до 12,8 млн., овец и коз — с 13,1 млн. до 30,7 млн. голов780. Эти цифры говорят о серьезных достижениях в укреплении личных хозяйств колхозников.

В борьбе за коллективизацию, за организационно-хозяйственное укрепление колхозов Коммунистическая партия преодолела многочисленные трудности и временные просчеты и ошибки. Колхозный строй, созданный героическими усилиями трудового крестьянства при помощи его верного союзника — рабочего класса, явился торжеством ленинской политики Коммунистической партии. Победа колхозного строя, ликвидация кулачества как класса, устранение социально-экономических основ классового расслоения крестьянства и причин, порождавших эксплуатацию человека человеком, создание новой технической базы в сельском хозяйстве — все это открыло путь для неуклонного подъема производительных сил и роста производства, повышения благосостояния колхозников. Все более раскрывались возможности и преимущества новых общественных отношений — отношений трудового содружества и товарищеской взаимопомощи.

В годы первой пятилетки были достигнуты решающие успехи в преобразовании деревни: основные массы бедняцких и середняцких хозяйств (61,5%) объединились в колхозы; была решена историческая задача перевода мелкого, индивидуального раздробленного крестьянского хозяйства на путь социалистического крупного земледелия; в большинстве районов страны ликвидировано кулачество; была создана широкая сеть новых совхозов по производству зерна и продуктов животноводства; сделаны крупные шаги в технической реконструкции сельского хозяйства. Сельское хозяйство Советской страны прочно стало на социалистический путь развития.

Однако более 1/3 крестьянских хозяйств оставались еще единоличными, продолжали вести хозяйство на основе частной собственности на средства производства. Поэтому одна из важных задач второй пятилетки состояла в завершении коллективизации сельского хозяйства, т.е. в объединении в колхозы всей массы крестьянских хозяйств. Коллективизация этих лет отличалась рядом особенностей. В преобладающей части районов это был процесс постепенного вовлечения остатков индивидуальных крестьянских хозяйств в колхозы. Во многих районах предстояло объединить в колхозы еще значительную часть крестьянских хозяйств.

В Постановлении ЦК ВКП(б) от 2 августа 1931 г. указывалось, что мерилом завершения в основном коллективизации является не обязательный охват всех бедняцко-середняцких хозяйств, а вовлечение в колхозы не менее 68—70% крестьянских хозяйств с 75—80% посевной площади737. Уже в 1932 г. коллективизация сельского хозяйства была в основном завершена в таких районах страны, как Средняя и Нижняя Волга, Северный Кавказ и Крым, зерновые районы Урала, Украинская, Узбекская, Казахская и Туркменская ССР.

Завершение коллективизации должно было происходить дифференцированно по зонам страны в зависимости от уровня и состояния колхозного движения. На 1 июля 1934 г. было коллективизировано 71,4% крестьянских хозяйств и 87,4% посевной площади738. Но в целом в начале второй пятилетки темпы коллективизации сельского хозяйства по ряду причин замедлились. После тщательного изучения состояния колхозного строительства и анализа причин, тормозивших производственное кооперирование крестьянских хозяйств, Коммунистическая партия и Советское правительство наметили экономические и организационные меры, направленные на развитие коллективизации и укрепление колхозов. В частности, весной 1935 г. были приняты постановления, предусматривавшие расширение льгот колхозам по заготовкам сельскохозяйственной продукции и налоговому обложению739. Нормы сдачи сельскохозяйственных продуктов из урожая 1935 г. для колхозов были в 1,5—2 раза ниже, чем для единоличников. Налоги, взимаемые с единоличного хозяйства, на 25% превышали налоги, уплачиваемые хозяйством колхозника. Местными Советами налоговое обложение единоличных хозяйств приводилось в соответствие с их доходами, для них устанавливались новые нормы сдачи государству хлеба и другой продукции сельского хозяйства. В конце 1934 — начале 1935 г. Центральный Комитет партии и Советское правительство приняли меры к упорядочению финансов и учета в колхозах.

В развернувшейся массово-политической работе среди единоличников деятельное участие принимали колхозные активисты. Все эти факторы, а также возросшее преимущество колхозов, укрепление материально-технической базы колхозного строя способствовали дальнейшему развитию колхозного движения. К концу 1935 г. коллективизировано было 83% крестьянских хозяйств.

Рассмотрим конкретные данные о развертывании коллективизации в годы второй пятилетки в различных зонах страны. В районах, о которых говорилось в постановлении ЦК ВКП(б) от 2 августа 1931 г., предстояло вовлечь остававшиеся еще единоличными крестьянские хозяйства в уже существующие колхозы. В годы второй пятилетки эта задача была решена, что видно из данных о числе крестьянских хозяйств, объединенных в колхозы (в %)740:

 

На 1 июля 1932 г.

На 1 июля 1938 г.

Северный Кавказ и Крым

70,6

96,4

Средняя и Нижняя Волга

77,6

95,4

Урал

68,4

93,7

Казахская ССР

73,1

97,9

Украинская ССР

69,0

96,2

Узбекская ССР

81,7

98,8

Туркменская ССР

73,0

96,9

Коллективизация крестьянских хозяйств в районах, шедших впереди в годы первой пятилетки, к концу второй пятилетки была уже полностью завершена. Оставшиеся в некоторых районах единоличные крестьянские хозяйства уже не играли существенной экономической роли в сельском хозяйстве. Часто это уже не были крестьянские хозяйства в собственном смысле слова, так как основным источником их доходов была работа на промышленных и торговых предприятиях, ремесло, служба и т.п.

В тех районах, которые вступили во вторую пятилетку хотя и не завершив в основном коллективизации, но объединив примерно половину и более крестьянских хозяйств (РСФСР — Центрально-Черноземная область, Западная Сибирь, Дальний Восток, Европейский Север, Верхняя Волга, Восточная Сибирь, Северо-Западная область, Центрально-Нечерноземная область; Киргизская ССР, Белорусская ССР, Азербайджанская ССР), коллективизация сельского хозяйства тоже проходила успешно. Изменения, которые произошли в этих районах в годы второй пятилетки, иллюстрируют данные табл. 1741.

Таблица 1

Коллективизация крестьянских хозяйств в отдельных районах СССР (в %)

 

По числу крестьянских хозяйств

По посевной площади

% посевной площади у единоличников

1932 г.

1938 г.

1932 г.

1938 г.

1938 г.

Центрально-Черноземная область

65,3

90,0

74,8

99,2

0,8

Западная Сибирь

60,4

93,8

90,1

99,8

0,2

Дальний Восток

59,4

95,8

79,8

99,5

0,5

Европейский Север

55,9

95,2

64,2

99,6

0,4

Верхняя Волга

51,8

90,0

61,3

98,5

1,5

Восточная Сибирь

50,4

90,5

74,2

99,5

0,5

Северо-Запад

45,8

92,0

54,6

99,2

9,8

Центрально-Нечерноземная область

45,1

95,3

55,7

99,2

0,8

Киргизская ССР

67,4

94,0*

67,1

98,3

1,7

Белорусская ССР

47,8

89,9

48,7

97,6

3,3

Азербайджанская ССР

50,6

90,3

63,7

96,2

3,8

* 1939 г.

Если к концу первой пятилетки в этих районах удельный вес единоличных крестьянских хозяйств еще составлял от 1/3 до ½,то уже в годы второй и в начале третьей пятилетки и здесь коллективизация была повсеместно завершена. Единоличных хозяйств осталось немного, и они утратили свое экономическое значение.

Наконец, районы, где к концу первой пятилетки процент коллективизации был наименьшим — Грузинская ССР, Армянская ССР, Таджикская ССР — за годы второй и предвоенные годы третьей пятилетки тоже приблизились к полному завершению коллективизации. Об изменениях, происшедших в этих районах, свидетельствуют данные табл. 2742.

Таблица 2

Коллективизация крестьянских хозяйств в Грузинской, Армянской и Таджикской ССР (в %)

 

По числу крестьянских хозяйств

По посевной площади

1932 г.

1938 г.

1932 г.

1938 г.

Грузинская

36,4

78,7

36,6

86,9

Армянская

37,9

91,9

39,2

95,5

Таджикская

41,9

91,5

65,3

99,2

В целом успешное развитие коллективизации крестьянских хозяйств по СССР иллюстрируют следующие данные743:

 

1928 г.

1932 г.

1937 г.

Число крестьянских хозяйств в колхозах, тыс.

416,7

14918,7

18499,6

% коллективизации

1,7

61,5

93,0

Число колхозов, тыс.

33,3

211,1

243,7

Итак, во второй пятилетке коллективизация сельского хозяйства была практически завершена: в 1937 г. колхозы объединяли 93% крестьянских хозяйств и свыше 99% посевной площади744.

Говоря о завершении коллективизации крестьянских хозяйств по зонам и по стране в целом, следует особо отметить районы Крайнего Севера, районы кочевого животноводства Средней Азии и Казахстана, горные районы Кавказа, где коллективизация крестьянских хозяйств отличалась некоторыми особенностями. Ход и темпы коллективизации в условиях бывших национальных окраин неизбежно были более замедленными; иными были и формы кооперативных объединений. Вот почему развитие коллективизации в этих районах должно быть рассмотрено особо745.

Завершение коллективизации, т.е. объединение в колхозы всей массы бедняцко-середняцких хозяйств, одновременно сопровождалось новыми явлениями в колхозном движении. В ряде районов с увеличением процента коллективизации вплоть до 1935 г. продолжало неуклонно возрастать и число колхозов, после 1935 г. оно осталось стабильным. Например, в Центрально-Черноземной области в 1932 г. было 17,9 тыс. колхозов, в 1935 г. — 22,9 тыс., в 1938 г. — 23 тыс. Неуклонно росло число объединенных в них дворов. Так, за те же годы их было: 1727,9 тыс., 2056,2 тыс., 2173,1 тыс. Повышался и процент коллективизации: в 1932 г. — 65,3, 1935 г. — 81,5, 1938 г. — 90. Такая же картина наблюдалась в районах Верхней Волги и на Украине. На Украине число колхозов с 1932 по 1935 г. увеличилось с 25,3 тыс. до 27,4 тыс., а затем осталось неизменным, несмотря на рост числа объединившихся крестьянских дворов с 3277 тыс. в 1932 г. до 3866,7 тыс. в 1938 г. и уровня коллективизации — с 69 до 96,2%746.

В некоторых зонах, несмотря на повышение уровня коллективизации и числа объединенных хозяйств, число колхозов в течение этих лет почти не изменилось, так как одновременно шел процесс их укрупнения путем объединения чрезмерно мелких колхозов. Например, в Белоруссии число крестьянских дворов в колхозах увеличилось с 371,7 тыс. в 1932 г. до 714,8 тыс. в 1938 г. Число же колхозов было в 1932 г. — 9,6 тыс., а в 1938 г. — 9,7 тыс., т.е. такое же, что и в конце первой пятилетки. Это произошло потому, что наряду с организацией ряда новых колхозов многие крестьяне вступали в уже существующие колхозы, а мелкие колхозы объединялись: в 1935 г. в Белоруссии было 10,8 тыс. колхозов, т.е. на 1,1 тыс. больше, чем в 1938 г.747 Такая же тенденция проявилась в колхозном движении в ряде других районов.

Процесс укрупнения колхозов путем их объединения был неслучаен. Во многих районах в силу исторических условий создавалось много мелких колхозов. Это сдерживало развитие производительных сил сельского хозяйства. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 декабря 1935 г. местным партийным и советским организациям было предложено «разработать необходимые практические мероприятия по объединению таких чрезмерно мелких колхозов при условии строжайшей добровольности такого объединения»748. В 1935—1937 гг. эти колхозы объединились в более крупные хозяйства. В результате число колхозов сократилось, а средний размер одного колхоза увеличился с 1935 по 1938 г. — в Белоруссии по числу дворов с 57 до 74, а по посевной площади — с 249 до 294 га; в Центрально-Нечерноземной зоне — по числу дворов с 51 до 56, а по посевной площади — с 228 до 259 га; в зоне Европейского Севера — по числу дворов размеры почти не изменились, а по посевной площади увеличились со 147 до 154 га; в Северо-Западной зоне средние размеры колхоза выросли с 35 до 37 дворов, а обобществленных посевов — со 149 до 164 га749. Увеличение посевной площади в колхозах шло как за счет вступления новых единоличных хозяйств, так и путем расширения собственных колхозных посевов.

В большинстве районов, где к началу второй пятилетки процент коллективизации был высок, коллективизация завершалась в основном путем вовлечения единоличных хозяйств в уже существовавшие КОЛХОЗЫ. Число же последних не увеличивалось или увеличилось очень незначительно. Общее число колхозов по стране в целом даже несколько сократилось (с 245,4 тыс. в 1935 г. до 242,4 в 1938 г.)750. Однако колхозы как по числу дворов, так и по размерам посевной площади оставались еще мелкими (в 1933 г. 49,8% колхозов имели 200 и менее га посевов)751.

Одновременно в отдельных районах Северного Кавказа и Нижней Волги отмечались факты разукрупнения колхозов. Разукрупнение происходило в тех случаях, когда существовавшие колхозы были в условиях того времени громоздкими и руководить ими было трудно.

В завершении коллективизации и укреплении колхозного строя большую роль сыграло установление правильных форм колхозного строительства. Известно, что уже в первой пятилетке основной формой стала сельскохозяйственная артель. В 1932 г. сельскохозяйственные артели составляли 95,9% всех колхозов страны; коммуны — 2%, а товарищества по совместной обработке земли — 2,1%752. Удельный вес товариществ был высок в бывших кочевых животноводческих районах Казахской ССР, в горных районах Кавказа. К концу второй и в годы третьей пятилеток единственной формой колхозов, за ничтожным исключением, стала сельскохозяйственная артель.

Коллективное хозяйство — сельскохозяйственная артель — по своей природе коренным образом отличается от единоличного крестьянского хозяйства. Мелкотоварное крестьянское хозяйство, основанное на частной собственности на средства производства, однотипно с капиталистическим хозяйством. Поэтому мелкое крестьянское хозяйство является питательной почвой для произрастания капитализма в сельском хозяйстве, оно неизбежно порождает обнищание одних и обогащение других. Колхоз — крупное социалистическое предприятие, плановое хозяйство, которое развивается на основе общественной собственности — общенародной (земля) и кооперативно-колхозной, основывается на коллективном труде. Колхоз разрушает прежние социальные и имущественные перегородки, разделявшие крестьян, обеспечивает всем членам равные условия и возможности добиваться зажиточной и культурной жизни. Начав работать в колхозах, крестьяне постепенно становились тружениками социалистического общества753.

После того, как проблема коллективизации крестьянских хозяйств в основном была решена, центральной задачей социалистического строительства в деревне стало организационно-хозяйственное и политическое укрепление колхозов. Отказаться от единоличного ведения хозяйства и перейти к коллективному — еще не значит сразу реализовать преимущества крупного социалистического производства. Необходимо было найти наиболее правильные формы организации и методы ведения хозяйства нового типа, накопить опыт ведения дела по-новому, внедрить и закрепить его в повседневной практике.

Организационно-хозяйственное укрепление колхозов — сложный процесс, ибо колхозное строительство заключается не только в объединении крестьян в производственные кооперативы, но и обобществлении сельскохозяйственного производства, повышении удельного веса коллективного производства в совокупном производстве общественного и подсобного хозяйства его членов; процессе упрочения и роста коллективного хозяйства, создании кадров, постановке учета, улучшении форм производства и труда; совершенствовании колхозной собственности.

Хотя к началу второй пятилетки уже имелся некоторый опыт организации производства и труда, а также руководства сельскохозяйственными артелями, в организационно-хозяйственном и политическом отношении молодые колхозы были еще слабы, многие из них только формировались. Не было навыков разработки производственных и финансовых планов, не было опытных руководящих кадров, не был налажен учет труда и его оплата. Трудодень лишь начал внедряться в экономику артели. На Первом съезде колхозников-ударников в феврале 1933 г. отмечалось, что в колхозах было плохо налажено использование трудовых ресурсов, широко распространена обезличка в труде, отсюда — недостаточно высокое качество колхозного земледелия и животноводства. Не был налажен учет колхозного имущества, что создавало условия для расхищения колхозной собственности.

Коллективизация явилась революционным переворотом, переходом миллионов крестьян от старых производственных отношений к новым, социалистическим производственным отношениям, от привычных отношений мелких товаропроизводителей к совершенно новым отношениям, основанным на коллективном труде при общественной собственности на средства производства. Крестьянин, только что вступивший в колхоз, во многом оставался в плену привычек и традиций частного, индивидуального хозяйства. Чтобы выработать в массе вчерашних единоличников навыки коллективного труда, привить им чувство заботы и ответственности за состояние колхозного производства, за сохранение скота и инвентаря, за увеличение продукции, требовалось определенное время.

Советский Союз проводил коллективизацию сельского хозяйства впервые в истории, не имея за плечами опыта в этом деле; приходилось самостоятельно прокладывать новые пути. В этих условиях неизбежны были промахи и ошибки. Иногда нарушались и ленинские принципы руководства колхозами. Так, было централизовано планирование посевных площадей в колхозах по каждой культуре, налоги на приусадебные хозяйства колхозников были высоки и т.д. При определении доли колхозной продукции на общегосударственные нужды, на производственные цели в колхозах и для распределения по трудодням зачастую нарушался принцип материальной заинтересованности колхозников в развитии общественного хозяйства, что отражалось на производительности труда.

Подъем и организационно-хозяйственное укрепление колхозов явились важнейшей задачей колхозного строительства во второй пятилетке. К этому времени экономическое место и роль колхозов принципиально изменились: они стали основными производителями продовольствия для населения и сырья для промышленности, изготовляющей предметы личного потребления.

Победа социализма создавала условия для непрерывного роста общественного хозяйства колхозов на основе умножающейся и все более совершенной техники, повышения благосостояния колхозников. Для успешного решения очередных задач сельского хозяйства партия и правительство осуществили ряд крупных организационных и хозяйственных мероприятий. К ним относятся в первую очередь организация политотделов при МТС, проведение в жизнь нового Устава сельскохозяйственной артели и др.

Решающая роль в осуществлении основных задач колхозного строительства была отведена государственным машинно-тракторным станциям, значение которых в колхозном производстве и в руководстве колхозами непрерывно возрастало. В то время МТС являлись наиболее целесообразной формой использования крупной сельскохозяйственной техники, государственной помощи колхозам в укреплении их общественного хозяйства.

Созданная к началу второй пятилетки сеть МТС (2446 машинно-тракторных станций) обслуживала только часть колхозов, располагавших 58,7% посевной площади всех колхозов. Во второй пятилетке каждый год в среднем создавалось 674 новых машинно-тракторных станций. В 1937 г. число их достигло 5818, они обслуживали уже 91,2% колхозных посевов754.

Однако МТС, призванные выполнять роль основных организаторов общественного хозяйства в деревне, в первое время не оказывали достаточного организационно-хозяйственного и политического влияния на широкие массы колхозников. Это отметил январский (1933 г.) объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б). Во многих МТС отсутствовал порядок в организации хозяйства и использовании тракторов и машин, не было надлежащего надзора за техническим состоянием тракторного парка, не обеспечивалась в достаточной мере охрана и бережное отношение к государственному имуществу. Неудовлетворительным было и организационно-хозяйственное состояние колхозов и совхозов. Все это вызвало необходимость создания политических отделов при МТС и в совхозах в целях укрепления МТС, совхозов и колхозов, повышения политического влияния МТС на селе, решительного улучшения политической и хозяйственной работы в колхозах и совхозах. Политотделы, создаваемые в соответствии с решением январского (1933 г.) Пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), были чрезвычайными органами партии в деревне755.

В большинстве МТС уже к 1 мая 1933 г. действовали политотделы. Всего за 1933—1934 гг. было организовано 3368 политотделов при МТС. В политотделы МТС и совхозов были направлены Центральным Комитетом партии 25 тыс. специально отобранных опытных партийных работников756.

Политические отделы МТС существовали недолго — около двух лет (1933—1934 гг.). За это время в очень сложной обстановке они провели громадную работу по организационно-хозяйственному и политическому укреплению колхозов. Под руководством политотделов была проведена перестройка низовых партийных и комсомольских организаций на селе. До 1933 г. коммунисты и комсомольцы в деревне были объединены в партийные организации по территориальному признаку; теперь они объединялись по производственному признаку.

В колхозах были выявлены и сплочены группы активных колхозников. Лучшие члены партии — колхозники были выдвинуты на ответственные производственные участки колхозной работы, в колхозные бригады и на фермы. За время своей деятельности политотделы подобрали и воспитали значительные кадры (более 250 тыс.) колхозников для руководящей работы в колхозах, в том числе около 30 тыс. председателей колхозов.

Для усиления партийно-политической работы на селе в городах была проведена мобилизация коммунистов для работы в деревне, непосредственно в колхозах. Была проделана большая работа по очищению колхозов и МТС от классово-враждебных элементов.

Политотделы МТС были инициаторами и организаторами социалистического соревнования в деревне за овладение техникой, за большую выработку на трактор и комбайн, за экономию горючего, за то, чтобы техникой овладевали женщины, и т.д. Все это подняло авторитет МТС не только как центров технического прогресса, но и как центров политического влияния в деревне.

За два года своей деятельности политотделы политически укрепили колхозы и МТС. Выполнив возложенную на них задачу, они решением ноябрьского (1934 г.) Пленума ЦК ВКП(б) были преобразованы в обычные партийные органы путем слияния с районными комитетами партии757. В совхозах политотделы существовали еще более пяти лет.

Свою производственную работу в колхозах МТС выполняли на основе специальных договоров с колхозами. В 1931 г. примерный договор МТС с колхозами был утвержден правительством СССР; в дальнейшем в примерный договор систематически вносились изменения с учетом опыта работы. В январе 1939 г. Совнарком СССР утвердил новый типовой договор МТС с колхозами; договор стал в обязательном порядке регистрироваться в исполкоме районного Совета. На основе примерного договора МТС брали на себя обязательства произвести работу в обслуживаемом колхозе по всем основным видам полевых работ и в таком объеме, который позволял машинно-тракторный парк МТС.

По договору МТС должна была оказывать постоянную помощь колхозам в агрономическом обслуживании, составлении производственных планов и приходо-расходных смет, в установлении правильных севооборотов, в подготовке колхозных кадров, а также в организации труда, постановке учета и в распределении доходов.

МТС сыграли важную роль в упрочении колхозного строя, в техническом оснащении сельского хозяйства, в укреплении союза рабочего класса и крестьянства. В резолюции февральского (1958 г.) Пленума ЦК КПСС отмечается, что «МТС являлись той большой политической и организующей силой, вокруг которой крестьяне объединялись в колхозы и убеждались в преимуществах крупного машинного сельского хозяйства; через МТС осуществлялись технический прогресс в сельском хозяйстве и его перевооружение на базе новой техники, подготовка квалифицированных механизаторских кадров, повышение культуры земледелия и животноводства. Огромное значение машинно-тракторных станций состояло и в том, что они были важным источником получения хлеба и других продуктов питания, а также сырья для промышленности»758.

*

За годы второй пятилетки одновременно с завершением коллективизации укреплялось общественное хозяйство колхозов.

Вопросы развития общественного хозяйства колхозов были рассмотрены на Первом съезде колхозников-ударников, который состоялся в середине февраля 1933 г. На съезде обсуждались вопросы организации труда и трудовой дисциплины, постановки учета и распределения доходов, выполнения обязательств перед государством, улучшения работы МТС и др. В обращении ко всем крестьянам-колхозникам съезд призвал колхозное крестьянство поднять урожайность колхозных полей, повысить доходность колхозов, навести строгий порядок в колхозных делах, учиться у рабочих трудовой дисциплине, выполнять обязательства перед государством. За два года, прошедшие после съезда, колхозы значительно окрепли организационно и политически. При помощи политотделов МТС колхозы накопили значительный организационно-хозяйственный опыт.

В феврале 1935 г. был созван Второй съезд колхозников-ударников, на котором основным вопросом было рассмотрение нового Примерного устава артели. Принятый съездом устав был 17 февраля 1935 г. утвержден СНК СССР и ЦК ВКП(б). В Примерном уставе 1935 г. были сформулированы основные положения организации и управления делами колхозного хозяйства.

При определении целей и задач сельскохозяйственной артели в уставе было указано, что «колхозный путь, путь социализма есть единственно правильный путь для трудящихся крестьян». Были уточнены основные обязанности членов артели: «Трудиться честно, делить колхозные доходы по труду, охранять общественную собственность, беречь колхозное добро, беречь тракторы и машины, установить хороший уход за конем, выполнять задания своего рабоче-крестьянского государства и таким образом сделать свой колхоз большевистским, а всех колхозников зажиточными»759. В уставе был зафиксирован порядок руководства деятельностью артели на началах колхозной демократии.

Новый устав определил экономические основы и хозяйственную структуру колхоза. По сравнению с уставом 1930 г. более полно и развернуто был разработан раздел о земле. Были упрочены постоянные полеводческие бригады, организация колхозных товарных ферм, закреплен трудодень как мера труда и распределения доходов.

В уставе 1935 г. было указано, что средства артели создаются из обобществленных средств производства объединившихся крестьян и из вступительных денежных взносов. От ¼ до ½ стоимости обобществленного имущества поступало в неделимый фонд. Остальная часть засчитывалась как паевой взнос члена артели, который возвращался при выходе из колхоза. Вступительный взнос также зачислялся в неделимый фонд. Неделимый фонд составлял колхозную собственность, не подлежащую ни разделу между колхозниками, ни выдаче колхознику в случае выбытия из артели.

Устав предусматривал первоочередное выполнение обязательств перед государством по поставкам и возврату семенных ссуд, оплату натурой за работу МТС по договорам, имеющим силу закона, выполнение договоров о контрактации, засыпку семян для посева и выделение фуража для скота, а также создание страховых и семенных фондов в размере 10—15% годовой потребности. Предусматривалось создание фонда помощи инвалидам, старикам, лицам, временно потерявшим трудоспособность, нуждающимся семьям красноармейцев, на содержание детских яслей и сирот в размере не свыше 2% валовой продукции. По решению общего собрания часть продуктов могла быть выделена для продажи государству или на рынок. Вся остальная часть урожая артели и продуктов ее животноводства распределялась по трудодням между членами артели.

Денежная выручка распределялась следующим образом: прежде всего вносились государству установленные законом налоги и производились страховые платежи; затем шли расходы на текущие производственные нужды, покрывались административно-хозяйственные расходы (к пределах 2% от денежных доходов); выделялись средства на культурные нужды; пополнялся неделимый фонд. Оставшаяся сумма распределялась между членами артели по трудодням.

В новом уставе воплощался основной принцип колхозного строительства — сочетание общественных интересов колхозов и личных интересов колхозников. Основным источником подъема благосостояния колхозных масс является всемерное развитие артельного, общественного производства, умножение общественной собственности.

Приусадебный участок, личное хозяйство колхозника играет вспомогательную, подсобную роль. Основные положения Примерного устава вошли в уставы каждого колхоза, которые разрабатывались и принимались общим собранием артели.

Наряду с переходом колхозов на новый устав производилось закрепление за колхозами земли. На основе постановления Совнаркома СССР от 7 июля 1935 г. «О выдаче сельскохозяйственным артелям государственных актов на бессрочное (вечное) пользование землей»760, к началу 1937 г. такие акты получили 218 059 колхозов761. Советское государство передало колхозам в бесплатное вечное пользование 370,8 млн. га земельной площади — в 2 с лишним раза больше, чем бедняки и середняки имели до революции762.

Колхозы вели свое общественное хозяйство по плану. Характерной чертой колхозных планов в рассматриваемые годы был все более полный охват показателей артельного хозяйства централизованными государственными заданиями. Чрезмерный централизм в планировании колхозного производства ограничивал инициативу колхозов, приводил к тому, что составление производственных планов колхозов зачастую превращалось в простую разверстку государственных заданий, полученных из центра. Крупным недостатком в планировании сельского хозяйства был частый пересмотр и изменение плановых заданий колхозам.

Во второй пятилетке были изменены формы и методы государственных заготовок продуктов сельского хозяйства. В январе 1933 г. была отменена система контрактаций (договоров) и введена система обязательных поставок колхозами и единоличниками зерна государству в определенные сроки и по установленным ценам. Объем обязательных поставок, имевших силу налога, определялся погектарными нормами. Местным Советам и заготовительным организациям запрещалось давать дополнительные задания колхозам и единоличникам, выполнившим свои обязательства. После выполнения государственных заданий колхозы могли продавать излишки продукции на колхозном рынке.

В годы второй пятилетки большое значение приобрели вопросы совершенствования организации труда и его оплаты в колхозах.

Большим успехом колхозного движения в области организации труда явилось создание постоянных производственных бригад. Обобщая опыт колхозов, ЦК ВКП(б) в феврале 1932 г. установил, что важнейшим звеном в организации труда в колхозах должна стать бригада, состоящая из определенного числа колхозников. Такие бригады должны производить все основные сельскохозяйственные работы на протяжении всего года на определенных участках763. С этого времени постоянная производственная бригада становится всеобщей формой организации колхозного труда.

В первые годы второй пятилетки стали создаваться постоянные звенья внутри бригад в свекловичных, хлопковых и льноводческих колхозах.

Второй Всесоюзный съезд колхозников-ударников в феврале 1935 г. признал организацию постоянных производственных бригад обязательной для всех колхозов и включил это требование в устав сельскохозяйственной артели. Согласно уставу, полеводческие бригады комплектовались на срок не менее полного севооборота, а животноводческие — на срок не менее трех лет. В основу формирования бригад устав положил производственный принцип. Бригада — производственная единица в колхозе. Размеры участков, закрепляемых за бригадами, число и состав работников в бригаде должны обеспечивать рациональное использование тракторов, комбайнов и других сельскохозяйственных машин и орудий.

В 1937 г., по данным годовых отчетов колхозов, на один колхоз приходилось более двух полеводческих бригад. На одну бригаду в среднем приходилось: мужчин старше 16 лет — 24, женщин — 30, подростков — 8, всего 62 человека. Наиболее крупные бригады были на Средней и Нижней Волге, на Украине, на Северном Кавказе, в Армянской ССР. Мелкие — в областях Европейского Севера, Северо-Западной и Центрально-Нечерноземной зонах страны764.

Большое значение в укреплении и развитии колхозов приобрело личное материальное стимулирование колхозников, уровень оплаты их труда. За годы второй пятилетки методы и формы оплаты труда совершенствовались. Всеобщее признание трудодня и внедрение его в практику явилось крупным шагом в организационно-хозяйственном укреплении и развитии колхозов.

Распределение по труду — экономический закон социализма, следовательно, и закон развития колхозного производства. Он определяет принцип, по которому распределяется фонд, выделяемый в колхозе для удовлетворения личных потребностей колхозников. Он дает ключ к решению жизненного вопроса: как наиболее полно и эффективно привести в движение главную производительную силу колхоза — рабочую силу, как стимулировать ее наилучшее использование, чтобы каждый колхозник давал обществу максимум по своим способностям.

Историческое значение трудодня, между прочим, состоит в том, что он помогает при распределении фонда оплаты сравнивать самые разнообразные затраты труда колхозников в каждом конкретном колхозе и правильно распределить фонд, выделенный в данном колхозе на оплату труда. Он является в известной мере орудием материального стимулирования, ибо чем больше заработано трудодней, тем относительно выше доход колхозника по трудодням.

Однако в начальные годы второй пятилетки организация труда в колхозах страдала серьезными упущениями, которые привели к некоторому снижению экономических показателей. Прежде всего серьезно нарушался принцип материальной заинтересованности в труде. Во многих молодых хозяйствах существовала уравниловка. Неналаженность учета и механическое уравнение при начислении трудодней снижали стимулы к увеличению выработки. Так, например, в колхозе им. Войкова на Северном Кавказе из-за неправильного и несправедливого учета во время скирдования летом 1932 г. производительность труда колхозников была низка, несмотря на то, что они находились на работе с утра до вечера. Каждый работал не спеша, боясь, как бы «не переработать за соседа»765. Партия и правительство принимали меры для совершенствования системы оплаты труда. Постановлением от 28 февраля 1933 г. Наркомзем СССР установил новую оценку в трудоднях различных сельскохозяйственных работ. Все работы в колхозах были разделены на семь групп. Соотношение между ними в трудоднях составляло 4: 1. Это была уже более дифференцированная оценка, чем раньше, когда соотношение оценки труда между высшей и низшей группами равнялось 2: 1766.

Новый устав сельскохозяйственной артели (1935 г.) закрепил сдельщину как наиболее правильную систему организации труда в колхозах. Нормы выработки и расценки каждой работы стали исчисляться точнее. Значение трудодня как стоимостной и натуральной единицы измерения труда значительно окрепло.

Повышение доходности сельского хозяйства, усиление материальной заинтересованности в труде, подъем политического и профессионального уровня тружеников села вызвали широкий размах социалистического соревнования и его высшего этапа — стахановского движения. Июньский (1936 г.) Пленум ЦК партии поставил задачу — «сделать опыт и достижения передовых людей социалистического земледелия, овладевших машинной техникой обработки и уборки, достоянием всей массы работников колхозов, совхозов и МТС»767.

Важную роль в обобщении и распространении опыта новаторов сыграли состоявшиеся в конце 1935 г. — начале 1936 г. встречи руководителей Коммунистической партии и Советского правительства с ударницами свекловичных полей, хлопкоробами Туркменской, Таджикской и Узбекской ССР, тружениками Казахстана, Киргизии и Кара-Калпакии, мастерами высоких зерновых урожаев, трактористами, комбайнерами, машинистами молотилок, с лучшими животноводами. Совещания дали ценный материал для определения путей подъема колхозного и совхозного производства и расширения движения новаторов в деревне768.

В годы второй пятилетки выросла в целом трудовая активность колхозников. Если в 1933 г. на одного трудоспособного колхозника приходилось 148 трудодней, то в 1935 г. — 181, а в 1937 г. — 194 трудодня. Особенно значительным было повышение доли колхозников, выработавших наибольшее количество трудодней в последние годы пятилетки. Число колхозников, выработавших от 200 до 300 трудодней, выросло с 17,4% в 1936 г. до 18,4% в 1937 г., от 300 до 400 трудодней — с 9,8 до 11,3%, а свыше 400 трудодней — от 5,7% до 8,5%769.

Важным показателем развития колхозов явился рост основных механизаторских кадров. Численность трактористов, комбайнеров, шоферов, ремонтных рабочих в колхозном производстве выросла за годы второй пятилетки почти в 3 раза770.

В последние годы второй пятилетки заметно улучшилась организация труда в колхозах, повысилась ответственность колхозников за правильное и производительное использование машин, рабочего скота. «Трудовой энтузиазм колхозных масс, устремленный на укрепление колхозного производства, был важным фактором в развитии общественного хозяйства. 1935 год явился решающим годом выполнения второго пятилетнего плана. Для социалистического сельского хозяйства этот год был переломным во всех отношениях»771. Колхозы постепенно улучшали свою хозяйственную деятельность, повышали урожайность полей, увеличивали поголовье и продуктивность животноводства, расширяли и укрепляли колхозную собственность.

В эти годы существенно увеличилось общественное хозяйство колхозов. Это нашло выражение в росте основных средств производства: их стоимость в колхозах с 5,56 млрд. руб. в 1932 г. увеличилась до 6,62 млрд. руб. в 1934 г. Капиталовложения колхозов в общественное хозяйство увеличились в 1934 г. на 69,3% по сравнению с 1932 г., достигнув 3,30 млрд. руб. (в ценах соответствующих лет). Колхозы получали значительную финансовую помощь от государства772.

Одним из обобщающих показателей развития общественного хозяйства колхозов является рост их неделимых фондов. В 1938 г. было установлено, что в неделимые фонды колхозы зерновых районов отчисляют 12—15% денежных доходов, в районах технических культур — 15—20%. Эти нормы отчисления большинством колхозов выполнялись. В 1938 г. колхозов, отчисляющих в неделимый фонд в зерновых районах 12—15% денежных доходов, было 78,1%, в 1939 г. — 82%, в районах технических культур, отчисляющих 15—20% было, соответственно, 75,8 и 81,6%773.

В годы второй пятилетки происходил более быстрый рост благосостояния колхозников по сравнению с начальным периодом реконструкции. В 1937 г. валовая продукция колхозов распределялась в следующих пропорциях: 26,1% продукции шло на продажу и сдачу государству (обязательные поставки, натуроплата и т.д.), 29% — на производственные нужды, и 35,9% распределялось по трудодням среди колхозников и трактористов. Из денежных доходов около 20% шло на производственные нужды, 14% — в неделимые фонды и примерно ½ распределялась по трудодням и шла на оплату труда трактористов774.

О размерах оплаты труда в годы второй пятилетки говорят следующие данные775. В целом по СССР было выдано зерновых в среднем на 1 трудодень в 1932 г. 2 кг, в 1935 г. — 2,5, в 1937 г. — 3,9; на семью приходилось в 1932 г. в среднем 6 ц, в 1933 г. — 9, в 1935 г. — 9,1, в 1937 г. — 16,4 ц. Было выдано на семью в 1932 г. 108 руб., в 1935 г. — 247 руб., в 1937 г. — 376 руб. Весь личный доход колхозного двора от общественного и личного подсобного хозяйства (в оценке натуральной части по ценам колхозного рынка 1937 г.) увеличился в среднем по СССР с 2132 руб. в 1932 г. до 5843 руб. в 1937 г.776 Кроме денег и зерна, некоторые колхозы распределяли по трудодням еще продукты животноводства, картофель и овощи, сено и т.п. В 1937 г. в среднем по стране на колхозный двор было выдано по трудодням 106,2 пуд. зерна и 376 руб. деньгами, что значительно превышало доходы крестьянина, когда он вел единоличное хозяйство777. К этому надо добавить, что из года в год увеличивались расходы государства, колхозов и общественных организаций на социально-культурные мероприятия в деревне, что повышало благосостояние колхозного крестьянства.

Приведенные выше данные об оплате трудодней показывают, что доходы колхозников от общественного хозяйства колхозов были еще недостаточными. Даже в наилучшем по урожайности 1937 г. в колхозах ряда областей выдача зерна была меньше 2 кг на трудодень. В целом в стране было 28,6% таких колхозов. В то же время экономически сильные колхозы выдавали на трудодень по 10 кг зерновых и бобовых. Большие различия имелись и в уровне денежных доходов. В 1937 г. 7 тыс. экономически сильных колхозов выдали на каждый трудодень свыше 4 руб., а около 12% колхозов совсем не выдавали денег на трудодни.

В ряде районов общественное хозяйство артели еще не стало основным источником существования колхозников; общественное хозяйство колхозов в эти годы развивалось медленно; урожайность полей и продуктивность животноводства во многих колхозах находились еще на довольно низком уровне. Главная причина такого состояния заключалась в том, что не был в полной мере использован материальный стимул, личная заинтересованность массы колхозников в труде, в развитии общественного хозяйства колхозов. Все это привело к тому, что, несмотря на огромные преимущества, которые таит коллективное хозяйство по сравнению с мелким единоличным хозяйством, общественное хозяйство медленно наращивало производство сельскохозяйственных продуктов.

В неразрывной связи с состоянием общественного хозяйства колхозов и оплатой труда колхозников следует рассмотреть личное подсобное хозяйство колхозников. Примерный устав сельскохозяйственной артели предусмотрел, как отмечалось выше, допущение в каждом колхозном дворе личного хозяйства с целью улучшить материальное положение колхозников, облегчить формирование и рост общественного хозяйства. Основным источником дохода колхозной семьи должно было быть общественное хозяйство, а личное хозяйство должно иметь подсобный характер. Таков был принцип, определявший соотношение общественного и личного хозяйства в артели.

Устав определил размеры приусадебного участка земли у колхозного двора в зависимости от областных и районных условий; было определено количество продуктивного скота на колхозный двор — также по районам, с учетом экономических и бытовых условий жизни колхозников. Партия и правительство решительно боролись с попытками отсталых элементов среди колхозников нарушать эти нормы и раздувать личное хозяйство в ущерб общественному. Вместе с этим проводились мероприятия по укреплению трудовой дисциплины в колхозах.

Советское государство систематически помогало колхозникам, заботясь о том, чтобы каждый колхозный двор имел в пределах норм устава личный скот и птицу. Одним из крупнейших предпринятых мероприятий в этой области была ликвидация бескоровности у колхозников. Июньский (1934 г.) Пленум ЦК ВКП(б) призвал «в кратчайший срок ликвидировать бескоровность колхозников»778. VII съезд Советов СССР в феврале 1935 г. указал на необходимость усилить эту работу, чтобы к концу второй пятилетки не осталось ни одного колхозника, «который не имел бы в личном пользовании коровы и мелкого скота»779.

Поголовье скота в личном пользовании колхозников с 1932 г. по 1938 г. увеличилось: крупного рогатого скота — с 10,2 млн. до 25,1 млн. голов, свиней — с 3 млн. до 12,8 млн., овец и коз — с 13,1 млн. до 30,7 млн. голов780. Эти цифры говорят о серьезных достижениях в укреплении личных хозяйств колхозников.

В борьбе за коллективизацию, за организационно-хозяйственное укрепление колхозов Коммунистическая партия преодолела многочисленные трудности и временные просчеты и ошибки. Колхозный строй, созданный героическими усилиями трудового крестьянства при помощи его верного союзника — рабочего класса, явился торжеством ленинской политики Коммунистической партии. Победа колхозного строя, ликвидация кулачества как класса, устранение социально-экономических основ классового расслоения крестьянства и причин, порождавших эксплуатацию человека человеком, создание новой технической базы в сельском хозяйстве — все это открыло путь для неуклонного подъема производительных сил и роста производства, повышения благосостояния колхозников. Все более раскрывались возможности и преимущества новых общественных отношений — отношений трудового содружества и товарищеской взаимопомощи.