• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

ФОКУС С САМОРАЗОБЛАЧЕНИЕМ ИЛИ ДИАЛЕКТИКА СУБЪЕКТА И ОБЪЕКТА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 

Дорогу в какое место выстилают благие намерения - известно всем. Проще всего сказать себе - прими равнодушный вид, возьми перо и бумагу и фиксируй неприглядную реальность в назидание благодарным потомкам. Гораздо труднее исполнить задуманное! Как писал уже упомянтый мною великий теоретик лошизма Владимир Ильич Ленин: «Нельзя жить в обществе и быть свободным от него!» Проще говоря, если живешь среди лохов, утверждать, что сам не несешь в себе лошиного отпечатка, по крайней мере самонадеянно. Прежде чем искать соринку в глазу ближнего, вытащи осиновый кол из своего - кажется, так говорят нам священные книги. Так что придется вам, мои дорогие читатели, немного побыть психоаналитиками без гонорара. Я - Ксения Собчак - должна сделать заявление. Многие годы я пребывала в чудовищном заблуждении. Я считала, что искренне, до дрожи в селезенке ненавижу нелепое и опасное существо под названием «лох». Я использовала малейшую возможность, чтобы разоблачить лоха и вывести его на чистую воду. С маниакальным упорством я собирала в анналы лошиные признаки и черточки, детали костюма, привычки и словечки. И с помощью этого секретного оружия я разила врага, словно раскаленным копьем - наповал и наотмашь. Увы, все мои усилия привели к ровно противоположному результату! Если в начале моей карьеры непримиримого борца с Их Величествами Лохом и Лошицей враги исчислялись десятками, теперь вокруг меня их целые тьмы. В период моей светской юности о лохах я знала совсем не много.

«Лохами» мы с подружками в шутку называли неприятных кавалеров и девушек с неправильными сумками. Лохи коверкали слова, дарили идиотские подарки, приглашали на слишком маленькие яхты и не хотели жениться. Они служили дежурным объектом наших ядовитых насмешек, чем в общем-то только повышали настроение. Тогда лох казался неким милым контрастным дополнением к блестящей жизни в стиле jet set. Однако постепенно стала обнаруживаться странная тенденция: количество лохов вокруг меня пугающим образом росло. И не только количественно. Стал меняться их качественный состав. На фоне общего лошиного планктона стали выделяться выдающиеся экземпляры, вроде моей любимой женщины-лебедя или совести нации в прямом эфире и автора книги «Мы русские, с нами Бог». В конце концов я забеспокоилась: мне буквально начали сниться сны в стилистике «мы, лошки, держим флажки». И эти самые флажки были флажками охотников, сужающих мое пространство. Однажды мой друг сказал мне: «Ксения, в тебя как будто встроен специальный лохопритягиватель. Они так и льнут к тебе!» И он был прав: предательские «черные метки» лошиной породы я стала замечать даже в самых близких людях. Телефон с бриллиантами в руках любимого, лоферы из крокодильчика, в которые вдруг облачился друг дома, слово «эксклюзив», словно насекомое, выпорхнувшее из уст подружки, - все эти признаки неуклонно свидетельствовали либо о том, что конец света близок, либо, что я схожу с ума. И тогда я решила бороться - с окружающим миром и собственной паранойей. Я поняла, что единственный способ преодолеть энтропию, - это сделать шаг в неизвестное, смело ступить в самую лошиную гущу, преодолев в себе страх и отвращение. Так я стала ведущей телевизионного шоу, которое призывает закрыть даже такой поборник общественной нравственности, как министр культуры.

Не все тогда поняли мой шаг. Друзья смотрели на меня с сочувствием и искренне интересовались: «Ксюша, а ты не заболела? Ты же девочка из хорошей семьи!» Я понимала их. В самом деле, мой поступок со стороны выглядел необъяснимо. Некоторые считают, что я пришла на телевидение, после того как у меня расстроилась свадьба и мне якобы было нужно кому-то что-то доказать. Наивные, они судят по себе! Чтобы доказать, я могла увеличить грудь и выйти замуж за слепоглухонемого миллиардера. Но я чувствовала, что рождена для другого. Я хотела изменить мир. Но как я могла объяснить друзьям и знакомым свой план? Кто бы понял и оценил мою жертву? Что я могла сказать о загадочном «лохопритягивателе», встроенном в мой организм? Произнеси я слово «миссия», доброжелатели тут же упекли бы меня в сумасшедший дом в Швейцарии, да я и сама бы еще несколько лет назад упекла бы за такие заявления кого угодно. И тем не менее я почувствовала это в себе - высшие силы потребовали меня к священной жертве. Иначе зачем бы высшим силам толкать меня из приятной и необременительной жизни светской леди в грязные жернова шоу-бизнеса? Как бы то ни было, мой план сработал на сто процентов. Став звездой телеэкрана, я стала богиней и королевой сотен миллионов лохов! С меня они начинают свой день, мною его и заканчивают, Они думают, что завидуют и ненавидят меня - хабалку, нахалку и матерщинницу, мои речь и платья, мои очки, бриллианты и трусы, но на самом деле в них говорит любовь. Меня обожают их старики и дети. Мои прически копируют, слова повторяют, изнывая от жажды сфотографироваться с моей картонной фигурой. Все, что бы я ни сделала, - будь то политическая партия или сидение на унитазе - находит живой отклик в сердце каждого лоха и гражданина. Меня обсуждают и осуждают. Меня заботливо питают энергией этой великой любви-ненависти. Ксения Собчак - лошиная матка большой страны. Вот. Я сделала это. Я призналась. Я призналась в любви, открыв миру свой главный секрет. Глубинное родство с лохами, тончайшее понимание их причудливой природы - вот что дает мне естественное право не только зарабатывать на лохах мои миллионы, но и быть их сексуальным и интеллектуальным символом, выразителем их чаяний и желаний. Как мальчик с дудочкой, я веду лошиное стадо через тернии к чуду самоидентификации.

Многочисленные завистники не понимают секрета моего бешеного успеха и дешевой популярности. В бесильной злобе они показывают на меня пальцем: посмотрите на Собчак, она не хороша собой, похожа на боевого коня, ничего не умеет и смотрит на нас пустыми глазами со всех телеэкранов, билбордов и журнальных обложек, развращая и оглупляя нацию. О, тупые злопыхатели! Им не понять, что в лице Ксении Собчак свой голос обрела огромная биомасса, способная перевернуть этот мир, поглотив моих критиков - этих яйцеголовых псевдоинтеллектуалов, даже не подавившись!

Эти гордецы и снобы должны быть мне благодарны - ибо я есть главный национальный лохоотвод. Благодаря мне миллионы потенциально опасных граждан сидят, прикованные к мерцающему ящику, в котором четвертый год с интересом следят за судьбами участников мегапроекта «Дом-2». А вы так можете? Вы можете сделать собственные стринги фетишем миллионов? Нет? Тогда засуньте себе в одно место свои снобизм и ханжество и слушайте. Пепел стучит в ваши сердца! От века гонимое и презираемое племя лохов - масса, народонаселение, электорат - нуждается не только в типологии, но и в апологии. Когда я говорю, что ненависть ко мне моего народа - есть его любовь, я подразумеваю, что это обоюдный процесс. Моя ненависть - это тоже любовь. От одного до другого, как известно, один шаг. И я этот шаг сделала.

Дорогу в какое место выстилают благие намерения - известно всем. Проще всего сказать себе - прими равнодушный вид, возьми перо и бумагу и фиксируй неприглядную реальность в назидание благодарным потомкам. Гораздо труднее исполнить задуманное! Как писал уже упомянтый мною великий теоретик лошизма Владимир Ильич Ленин: «Нельзя жить в обществе и быть свободным от него!» Проще говоря, если живешь среди лохов, утверждать, что сам не несешь в себе лошиного отпечатка, по крайней мере самонадеянно. Прежде чем искать соринку в глазу ближнего, вытащи осиновый кол из своего - кажется, так говорят нам священные книги. Так что придется вам, мои дорогие читатели, немного побыть психоаналитиками без гонорара. Я - Ксения Собчак - должна сделать заявление. Многие годы я пребывала в чудовищном заблуждении. Я считала, что искренне, до дрожи в селезенке ненавижу нелепое и опасное существо под названием «лох». Я использовала малейшую возможность, чтобы разоблачить лоха и вывести его на чистую воду. С маниакальным упорством я собирала в анналы лошиные признаки и черточки, детали костюма, привычки и словечки. И с помощью этого секретного оружия я разила врага, словно раскаленным копьем - наповал и наотмашь. Увы, все мои усилия привели к ровно противоположному результату! Если в начале моей карьеры непримиримого борца с Их Величествами Лохом и Лошицей враги исчислялись десятками, теперь вокруг меня их целые тьмы. В период моей светской юности о лохах я знала совсем не много.

«Лохами» мы с подружками в шутку называли неприятных кавалеров и девушек с неправильными сумками. Лохи коверкали слова, дарили идиотские подарки, приглашали на слишком маленькие яхты и не хотели жениться. Они служили дежурным объектом наших ядовитых насмешек, чем в общем-то только повышали настроение. Тогда лох казался неким милым контрастным дополнением к блестящей жизни в стиле jet set. Однако постепенно стала обнаруживаться странная тенденция: количество лохов вокруг меня пугающим образом росло. И не только количественно. Стал меняться их качественный состав. На фоне общего лошиного планктона стали выделяться выдающиеся экземпляры, вроде моей любимой женщины-лебедя или совести нации в прямом эфире и автора книги «Мы русские, с нами Бог». В конце концов я забеспокоилась: мне буквально начали сниться сны в стилистике «мы, лошки, держим флажки». И эти самые флажки были флажками охотников, сужающих мое пространство. Однажды мой друг сказал мне: «Ксения, в тебя как будто встроен специальный лохопритягиватель. Они так и льнут к тебе!» И он был прав: предательские «черные метки» лошиной породы я стала замечать даже в самых близких людях. Телефон с бриллиантами в руках любимого, лоферы из крокодильчика, в которые вдруг облачился друг дома, слово «эксклюзив», словно насекомое, выпорхнувшее из уст подружки, - все эти признаки неуклонно свидетельствовали либо о том, что конец света близок, либо, что я схожу с ума. И тогда я решила бороться - с окружающим миром и собственной паранойей. Я поняла, что единственный способ преодолеть энтропию, - это сделать шаг в неизвестное, смело ступить в самую лошиную гущу, преодолев в себе страх и отвращение. Так я стала ведущей телевизионного шоу, которое призывает закрыть даже такой поборник общественной нравственности, как министр культуры.

Не все тогда поняли мой шаг. Друзья смотрели на меня с сочувствием и искренне интересовались: «Ксюша, а ты не заболела? Ты же девочка из хорошей семьи!» Я понимала их. В самом деле, мой поступок со стороны выглядел необъяснимо. Некоторые считают, что я пришла на телевидение, после того как у меня расстроилась свадьба и мне якобы было нужно кому-то что-то доказать. Наивные, они судят по себе! Чтобы доказать, я могла увеличить грудь и выйти замуж за слепоглухонемого миллиардера. Но я чувствовала, что рождена для другого. Я хотела изменить мир. Но как я могла объяснить друзьям и знакомым свой план? Кто бы понял и оценил мою жертву? Что я могла сказать о загадочном «лохопритягивателе», встроенном в мой организм? Произнеси я слово «миссия», доброжелатели тут же упекли бы меня в сумасшедший дом в Швейцарии, да я и сама бы еще несколько лет назад упекла бы за такие заявления кого угодно. И тем не менее я почувствовала это в себе - высшие силы потребовали меня к священной жертве. Иначе зачем бы высшим силам толкать меня из приятной и необременительной жизни светской леди в грязные жернова шоу-бизнеса? Как бы то ни было, мой план сработал на сто процентов. Став звездой телеэкрана, я стала богиней и королевой сотен миллионов лохов! С меня они начинают свой день, мною его и заканчивают, Они думают, что завидуют и ненавидят меня - хабалку, нахалку и матерщинницу, мои речь и платья, мои очки, бриллианты и трусы, но на самом деле в них говорит любовь. Меня обожают их старики и дети. Мои прически копируют, слова повторяют, изнывая от жажды сфотографироваться с моей картонной фигурой. Все, что бы я ни сделала, - будь то политическая партия или сидение на унитазе - находит живой отклик в сердце каждого лоха и гражданина. Меня обсуждают и осуждают. Меня заботливо питают энергией этой великой любви-ненависти. Ксения Собчак - лошиная матка большой страны. Вот. Я сделала это. Я призналась. Я призналась в любви, открыв миру свой главный секрет. Глубинное родство с лохами, тончайшее понимание их причудливой природы - вот что дает мне естественное право не только зарабатывать на лохах мои миллионы, но и быть их сексуальным и интеллектуальным символом, выразителем их чаяний и желаний. Как мальчик с дудочкой, я веду лошиное стадо через тернии к чуду самоидентификации.

Многочисленные завистники не понимают секрета моего бешеного успеха и дешевой популярности. В бесильной злобе они показывают на меня пальцем: посмотрите на Собчак, она не хороша собой, похожа на боевого коня, ничего не умеет и смотрит на нас пустыми глазами со всех телеэкранов, билбордов и журнальных обложек, развращая и оглупляя нацию. О, тупые злопыхатели! Им не понять, что в лице Ксении Собчак свой голос обрела огромная биомасса, способная перевернуть этот мир, поглотив моих критиков - этих яйцеголовых псевдоинтеллектуалов, даже не подавившись!

Эти гордецы и снобы должны быть мне благодарны - ибо я есть главный национальный лохоотвод. Благодаря мне миллионы потенциально опасных граждан сидят, прикованные к мерцающему ящику, в котором четвертый год с интересом следят за судьбами участников мегапроекта «Дом-2». А вы так можете? Вы можете сделать собственные стринги фетишем миллионов? Нет? Тогда засуньте себе в одно место свои снобизм и ханжество и слушайте. Пепел стучит в ваши сердца! От века гонимое и презираемое племя лохов - масса, народонаселение, электорат - нуждается не только в типологии, но и в апологии. Когда я говорю, что ненависть ко мне моего народа - есть его любовь, я подразумеваю, что это обоюдный процесс. Моя ненависть - это тоже любовь. От одного до другого, как известно, один шаг. И я этот шаг сделала.