• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Гендер и смех: половая инверсия в свадебном обряде «Поиски ярки»

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Свадебный обряд «Поиски ярки» широко распространен на территории Ульяновской области. Он представляет собой целостной комплекс смехо-эротический действий, совершаемых участниками русской свадьбы на второй день свадебного гуляния. Одним из важнейших способов создания смехо-эротической семантики является ритуальное изменение пола действующими лицами. Но при этом набор знаковых элементов, при помощи которых, создается образ существа другого пола, достаточно устойчив и надиндивидуален. Это, в свою очередь, дает возможность утверждать, что в смеховом, как правило, гротескном женском образе, который создает мужчина, или, наоборот, в мужском образе, создаваемым женщиной, воплощается не только типическое представление о социальных символах и маркерах пола, принятое в данной культурной среде, но и архетипические гендерные стереотипы и модели. Так, например, устойчивым и повсеместным является в этом обряде такой персонаж, как солдат (омоновец, милиционер и т.д., т.е. любой человек в военной или квазивоенной форме). Военная форма, будучи традиционным социальным маркером маскулинности, является в данном случае отражением социально-типического представления о мужчине (в сельской местности служба в армии по прежнему остается социальным знаком «настоящего мужчины»). Создавая такой образ мужчины, женщины в целях достижения комического эффекта, а иногда и не преследуя его вовсе, не соблюдают правила ношения формы: китель в большинстве случаев расстегнут, на него нашиты различные украшения, навешаны побрякушки, в том числе большое количество значков, что очень напоминает костюм типичного «дембеля», фуражка или берет, сдвинуты на затылок, чтобы из-под него выступали волосы, имитируя чуб. Если же в образе мужчины, создаваемым женщиной, доминантой является муляж фаллоса, с которым к тому же совершаются разнообразные действия, в том числе демонстрация частой и легко создаваемой эрекции, мы можем говорить об архетипических представлениях маскулинности, которые уходят в своих истоках далеко за пределы социально-исторических представлений и моделей.

Но этим, на наш взгляд, не исчерпывается возникающая в смеховом пространстве свадебного обряда гендерная семантика. Дело в том, что сексуальная конфликтность, агрессивность, существующая в отношениях между полами и получающая в современном обряде игровое воплощение, также является одним из важнейших факторов создания образа другого пола. Именно этим, на наш взгляд, обусловлена полная или частичная смеховая деструкция вещи, имитирующей половой орган (например, морковку-«фаллос» откусывает или сама ряженая, или кто-то из женщин-участниц обряда). Соответственно, образ женщины, создаваемый мужчиной, также является отражением и выражением сложного, полисемантического представления о феминности. Здесь также существует свой традиционный социальный маркер — это женское белье и, прежде всего, бюстгальтер. Именно его выносят наружу, надевая на майку, рубашку и даже на женское платье, в которое одет ряженый. Соответственно, среди действий, совершаемых мужчиной, переодетым в женщину, одним из самых распространенных является частичное обнажение с целью демонстрации окружающим женского белья. Что касается женского полового органа, то его имитация нами пока не обнаружена, но в одном из вариантов обряда встречается мужчина в женских панталонах, на которых красной краской было обозначено место вульвы. В данном случае это можно интерпретировать как обозначение последствия дефлорации или как следы менструации.

И.С. Маховская (Минск)

Свадебный обряд «Поиски ярки» широко распространен на территории Ульяновской области. Он представляет собой целостной комплекс смехо-эротический действий, совершаемых участниками русской свадьбы на второй день свадебного гуляния. Одним из важнейших способов создания смехо-эротической семантики является ритуальное изменение пола действующими лицами. Но при этом набор знаковых элементов, при помощи которых, создается образ существа другого пола, достаточно устойчив и надиндивидуален. Это, в свою очередь, дает возможность утверждать, что в смеховом, как правило, гротескном женском образе, который создает мужчина, или, наоборот, в мужском образе, создаваемым женщиной, воплощается не только типическое представление о социальных символах и маркерах пола, принятое в данной культурной среде, но и архетипические гендерные стереотипы и модели. Так, например, устойчивым и повсеместным является в этом обряде такой персонаж, как солдат (омоновец, милиционер и т.д., т.е. любой человек в военной или квазивоенной форме). Военная форма, будучи традиционным социальным маркером маскулинности, является в данном случае отражением социально-типического представления о мужчине (в сельской местности служба в армии по прежнему остается социальным знаком «настоящего мужчины»). Создавая такой образ мужчины, женщины в целях достижения комического эффекта, а иногда и не преследуя его вовсе, не соблюдают правила ношения формы: китель в большинстве случаев расстегнут, на него нашиты различные украшения, навешаны побрякушки, в том числе большое количество значков, что очень напоминает костюм типичного «дембеля», фуражка или берет, сдвинуты на затылок, чтобы из-под него выступали волосы, имитируя чуб. Если же в образе мужчины, создаваемым женщиной, доминантой является муляж фаллоса, с которым к тому же совершаются разнообразные действия, в том числе демонстрация частой и легко создаваемой эрекции, мы можем говорить об архетипических представлениях маскулинности, которые уходят в своих истоках далеко за пределы социально-исторических представлений и моделей.

Но этим, на наш взгляд, не исчерпывается возникающая в смеховом пространстве свадебного обряда гендерная семантика. Дело в том, что сексуальная конфликтность, агрессивность, существующая в отношениях между полами и получающая в современном обряде игровое воплощение, также является одним из важнейших факторов создания образа другого пола. Именно этим, на наш взгляд, обусловлена полная или частичная смеховая деструкция вещи, имитирующей половой орган (например, морковку-«фаллос» откусывает или сама ряженая, или кто-то из женщин-участниц обряда). Соответственно, образ женщины, создаваемый мужчиной, также является отражением и выражением сложного, полисемантического представления о феминности. Здесь также существует свой традиционный социальный маркер — это женское белье и, прежде всего, бюстгальтер. Именно его выносят наружу, надевая на майку, рубашку и даже на женское платье, в которое одет ряженый. Соответственно, среди действий, совершаемых мужчиной, переодетым в женщину, одним из самых распространенных является частичное обнажение с целью демонстрации окружающим женского белья. Что касается женского полового органа, то его имитация нами пока не обнаружена, но в одном из вариантов обряда встречается мужчина в женских панталонах, на которых красной краской было обозначено место вульвы. В данном случае это можно интерпретировать как обозначение последствия дефлорации или как следы менструации.

И.С. Маховская (Минск)