• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Голузинская кадриль. К вопросу об этнических и эстетических нормах мужского поведения на беседах

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

Речь пойдет о некоторых аспектах мужского поведения на беседах (на материале д. Голузино Кимрского р-на Тверской обл.) в центральном эпизоде летних и зимних гуляний — кадрили, которой беседы («поседки») начинались и заканчивались. Основу развлечений составляли танцы, последовательность которых была регламентирована. В привилегированном положении на общей беседе оказывались парни, которым дозволялось сидеть, в то время как девки выстраивались перед ними рядком («девки все хороводом стояли, а парни сидели»). Сама система отношений между парнями и девками регулировалась именно мужской половиной деревенской общины. Так, за любую оплошность (например, отказ танцевать), расцененную парнями как «недостойное поведение», девушка могла подвергаться наказанию — ее «сажали на квас», т.е. в течение нескольких вечеров устраивали бойкот. «Ни один не пригласит. И стоишь, как дубок. Садишься, где сидят зрители, женщины. А то заплачешь и уйдешь». Если же девка, «посаженная на квас», своевольно выходила плясать на круг, гармонист прерывал игру.

Регулятивное давление мужского коллектива проявлялось и в др. случаях. Девушка могла поощряться вниманием и симпатией со стороны ее кавалера. Парень выводил девку под «русского» на круг и, держа за руку, пел ей хвалебную частушку. Таким же образом могли подшучивать или даже насмехаться над девушками. Эти акции служили способом регуляции отношений в молодежном сообществе.

Кадриль, как и другие беседные танцы, способствовала утверждению мужского лидерства. В первую очередь это определялось правом выбора на танец. На каждое колено (а таковых в кадрили три: «первого», «цыганочка» и «веселого») парни приглашали новую девушку. Активная роль мужчины подчеркивалась и самой графикой танца — все передвижения в кадрили совершали только парни. Девушки играли пассивную роль, стоя на месте и ожидая действий партнеров. Важное место в смысловом контексте танца занимал постоянно повторявшийся элемент-рефрен, объединявший все калена кадрили: парни выходили в центр с пением частушек, дробно шли кругом и возвращались к своим парам. Последнее звено кадрили — «веселого» или иначе «бешеного» — знаменовалось введением нового эпизода. По общему усмотрению парни выбирали из числа танцующих «рублевую» девку (ее ставили на «рублевое» место — под иконы), умевшую хорошо отбивать дробь. Каждый из четырех парней «заводил» избранницу и кружился с ней.

Если из другой деревни приходила большая партия «чужаков», которая могла занять все места в кадрили, то «голузинские» уступали им место в танцах, проявляя гостеприимство и оказывая почтение гостям в доме. «Наши парни давали йим первым танцывать». Однако, на улице, после беседы, «чужих» задевали и дразнили частушками, что часто перерастало в драку.

А.А. Немцов (Москва)

Речь пойдет о некоторых аспектах мужского поведения на беседах (на материале д. Голузино Кимрского р-на Тверской обл.) в центральном эпизоде летних и зимних гуляний — кадрили, которой беседы («поседки») начинались и заканчивались. Основу развлечений составляли танцы, последовательность которых была регламентирована. В привилегированном положении на общей беседе оказывались парни, которым дозволялось сидеть, в то время как девки выстраивались перед ними рядком («девки все хороводом стояли, а парни сидели»). Сама система отношений между парнями и девками регулировалась именно мужской половиной деревенской общины. Так, за любую оплошность (например, отказ танцевать), расцененную парнями как «недостойное поведение», девушка могла подвергаться наказанию — ее «сажали на квас», т.е. в течение нескольких вечеров устраивали бойкот. «Ни один не пригласит. И стоишь, как дубок. Садишься, где сидят зрители, женщины. А то заплачешь и уйдешь». Если же девка, «посаженная на квас», своевольно выходила плясать на круг, гармонист прерывал игру.

Регулятивное давление мужского коллектива проявлялось и в др. случаях. Девушка могла поощряться вниманием и симпатией со стороны ее кавалера. Парень выводил девку под «русского» на круг и, держа за руку, пел ей хвалебную частушку. Таким же образом могли подшучивать или даже насмехаться над девушками. Эти акции служили способом регуляции отношений в молодежном сообществе.

Кадриль, как и другие беседные танцы, способствовала утверждению мужского лидерства. В первую очередь это определялось правом выбора на танец. На каждое колено (а таковых в кадрили три: «первого», «цыганочка» и «веселого») парни приглашали новую девушку. Активная роль мужчины подчеркивалась и самой графикой танца — все передвижения в кадрили совершали только парни. Девушки играли пассивную роль, стоя на месте и ожидая действий партнеров. Важное место в смысловом контексте танца занимал постоянно повторявшийся элемент-рефрен, объединявший все калена кадрили: парни выходили в центр с пением частушек, дробно шли кругом и возвращались к своим парам. Последнее звено кадрили — «веселого» или иначе «бешеного» — знаменовалось введением нового эпизода. По общему усмотрению парни выбирали из числа танцующих «рублевую» девку (ее ставили на «рублевое» место — под иконы), умевшую хорошо отбивать дробь. Каждый из четырех парней «заводил» избранницу и кружился с ней.

Если из другой деревни приходила большая партия «чужаков», которая могла занять все места в кадрили, то «голузинские» уступали им место в танцах, проявляя гостеприимство и оказывая почтение гостям в доме. «Наши парни давали йим первым танцывать». Однако, на улице, после беседы, «чужих» задевали и дразнили частушками, что часто перерастало в драку.

А.А. Немцов (Москва)