• Как правильно управлять финансами своего бизнеса, если вы не специалист в области финансового анализа - Финансовый анализ

    Финансовый менеджмент - финансовые отношения между суъектами, управление финасами на разных уровнях, управление портфелем ценных бумаг, приемы управления движением финансовых ресурсов - вот далеко не полный перечень предмета "Финансовый менеджмент"

    Поговорим о том, что же такое коучинг? Одни считают, что это буржуйский брэнд, другие что прорыв с современном бизнессе. Коучинг - это свод правил для удачного ведения бизнесса, а также умение правильно распоряжаться этими правилами

Агрессия и насилие в мужском сознании и бессознательном

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 

В настоящее время в литературе имеется большое количество информации о гендерных различиях в агрессии. Их обычно относят на счет биологических или социальных факторов. Сторонники гипотезы социального происхождения гендерных различий в агрессивном поведении утверждают, что от природы мужчины и женщины агрессивны в равной степени, но ведут себя по-разному. Женщины рассматривают агрессию как экспрессию, т.е. как средство выражения гнева и снятия стресса, а мужчины относятся к ней как к инструменту, к которому прибегают для получения различного социального и материального вознаграждения (Р. Бэрон, Д. Ричардсон, 1997).

На основании проведенного в Иркутске телефонного опроса 278 респондентов-мужчин изучено их отношение к агрессии и насилию. Показано, что 33,0% мужчин считают себя способными использовать насилие в достижении цели и 67,0% мужчин считают это для себя неприемлемым. Сознательное отрицание большинством мужчин возможности применения агрессии, по-видимому, связано с ее социальным неодобрением.

Установлено, что 43,9% мужчин считают применение физической силы в воспитании ребенка насилием, а 56,1% так не считают. В этом случае ответы респондентов в большей степени определяются бессознательными тенденциями. Обе категории ответов выявляли допустимость для человека использования инструментальной агрессии, однако в первом случае объекты агрессии не определены и могли интерпретироваться респондентом как равные ему по силе и влиянию, а во втором — указаны объекты агрессии, явно уступающие респондентам по социальному влиянию. Отказ считать насилием физическую агрессию более чем половиной мужчин-респондентов, по-видимому, есть проявление психологических защит — отрицания, рационализации, идентификации с агрессором. Это позволяет сохранять самоуважение в условиях, когда агрессия не является социально одобряемой, но ее проявления могут быть рационализированы как «воспитание» детей или других членов семьи. Сказанное подтверждается тем, что домашние побои были признаны насилием всего 16,6% мужчин-респондентов. Таким образом, внутрисемейная физическая агрессия признается мужчинами насилием в последнюю очередь — реже, чем словесное оскорбление.

Т.Б. Щепанская (Санкт-Петербург)

В настоящее время в литературе имеется большое количество информации о гендерных различиях в агрессии. Их обычно относят на счет биологических или социальных факторов. Сторонники гипотезы социального происхождения гендерных различий в агрессивном поведении утверждают, что от природы мужчины и женщины агрессивны в равной степени, но ведут себя по-разному. Женщины рассматривают агрессию как экспрессию, т.е. как средство выражения гнева и снятия стресса, а мужчины относятся к ней как к инструменту, к которому прибегают для получения различного социального и материального вознаграждения (Р. Бэрон, Д. Ричардсон, 1997).

На основании проведенного в Иркутске телефонного опроса 278 респондентов-мужчин изучено их отношение к агрессии и насилию. Показано, что 33,0% мужчин считают себя способными использовать насилие в достижении цели и 67,0% мужчин считают это для себя неприемлемым. Сознательное отрицание большинством мужчин возможности применения агрессии, по-видимому, связано с ее социальным неодобрением.

Установлено, что 43,9% мужчин считают применение физической силы в воспитании ребенка насилием, а 56,1% так не считают. В этом случае ответы респондентов в большей степени определяются бессознательными тенденциями. Обе категории ответов выявляли допустимость для человека использования инструментальной агрессии, однако в первом случае объекты агрессии не определены и могли интерпретироваться респондентом как равные ему по силе и влиянию, а во втором — указаны объекты агрессии, явно уступающие респондентам по социальному влиянию. Отказ считать насилием физическую агрессию более чем половиной мужчин-респондентов, по-видимому, есть проявление психологических защит — отрицания, рационализации, идентификации с агрессором. Это позволяет сохранять самоуважение в условиях, когда агрессия не является социально одобряемой, но ее проявления могут быть рационализированы как «воспитание» детей или других членов семьи. Сказанное подтверждается тем, что домашние побои были признаны насилием всего 16,6% мужчин-респондентов. Таким образом, внутрисемейная физическая агрессия признается мужчинами насилием в последнюю очередь — реже, чем словесное оскорбление.

Т.Б. Щепанская (Санкт-Петербург)